Общественный совет добропорядочности следует реформировать

На сайте Высшей квалификационной комиссии судей Украины обнародовано заключение ОБСЕ относительно Закона «О судоустройстве и статусе судей».

Часть Вывода ОБСЕ посвящена нормам закона об Общественном совете добропорядочности, созданном при Высшей квалификационной комиссии судей Украины для проверки судей и кандидатов в судьи на соответствие критериям профессиональной этики и добропорядочности.

В частности, отмечается, что следует рассмотреть целесообразность существования такого органа, как Общественный совет добропорядочности в целом и его влияния на обеспечение прозрачности и качества процедуры оценивания судей и кандидатов на должность судьи, в частности.

Как сказано в Выводе, следует взвесить, нужен ли ОСД вообще, или, по крайней мере, существенно реформировать его. «Так, вызывает беспокойство, что Общественный совет, несмотря на присущие слабости и отсутствие свободного доступа к информации, оказывает решающее влияние на результаты оценивания. Во избежание указанных проблем можно было бы, вместо него, создать отдельный орган для помощи ВККС, расширить состав самой Высшей квалификационной комиссии судей, включив в него также представителей гражданского общества, которых можно было бы назначать в порядке, предусмотренном частями 9-20 статьи 87 Закона. Это способствовало бы укреплению доверия общества к процедуре оценивания и обеспечению соблюдения всеми лицами, привлеченными к оцениванию судей и кандидатов на должность судьи, единого порядка, установленного одним органом, и принятие ими решений на основе одинакового уровня осведомленности», – подчеркивается в заключении ОБСЕ от 30 июня 2017 г.

Кратко остановимся на основных позициях заключения ОБСЕ:

1.Необходимо уточнить критерии, по которым представителям правозащитных общественных объединений, научным работникам и т. п. может быть отказано в избрании членами Общественного совета из-за политической ангажированности («Закон не уточняет, как можно оценить политическую ангажированность членов Общественного совета, в частности, определяется ли это на основе членства лица в определенной партии или его поступков»).

2.«…Общественные организации или союзы, которые получают техническую помощь или финансирование от доноров из страны, которая признана Верховной Радой Украины «агрессором», не могут участвовать в собрании (на котором назначаются члены ОСД – прим. ред.). Непонятно, почему такой организации, если она осуществляет деятельность на законных основаниях и не запрещена, не разрешается участвовать в собрании исключительно из-за источника ее финансирования. Это положение следует пересмотреть».

3.Стоит рассмотреть целесообразность увеличения прозрачности в процессе отбора членов ОСД, введя полностью открытую и публичную процедуру их выдвижения и отбора.

4.Усовершенствовать процедуру отбора в ОСД, добавив критерии стажа и, конкретнее, особые требования к опыту и навыкам, а также умениям. Можно также добавить детальные критерии, которые позволили бы обеспечить независимость и беспристрастность членов Общественного совета.

5.Закон обязывает членов ГРД отказаться от участия в рассмотрении определенных дел, когда есть риск необъективности; однако она не уточняет последствий невыполнения этого обязательства членом Общественного совета. Поэтому необходимо дополнить эту часть статьи соответствующими положениями.

6.«Более того, стоит обсудить, действительно ли существование двух органов – Высшей квалификационной комиссии судей Украины и Общественного совета добропорядочности, – уполномоченных оценивать судей и кандидатов на должность судьи одновременно, но относительно независимо друг от друга, придаст прозрачности процедуре оценивания и не повлечет ли оно определенную путаницу и препятствование процедуре оценивания».

7.Хотя Общественный совет и призван помогать ВККС, но ограничения его полномочий и способности вызывают сомнения в эффективности и дополнительной ценности такой помощи.

8.Важно ввести механизмы, которые обеспечили бы возможность проверки и подтверждения (верификации) всей информации, полученной публичными каналами, в том числе через информационный портал. Трудно понять, как можно было бы обеспечить такую ​​верификацию, исходя из действующих положений Закона, предоставляющих Общественному совету несколько ограниченные полномочия в доступе к информации. Указанные ограничения также усложнят работу ОСД, ведь он должен помогать Высшей квалификационной комиссии судей, которая, согласно части 1 статьи 86, имеет полный (а, следовательно, гораздо шире) доступ ко всей информации в отношении судьи или кандидата на должность судьи (в том числе к документам и материалам с ограниченным доступом) и решающее влияние на окончательное оценивание судьи.

9.Публичные обвинения, выдвинутые Общественным советом в адрес отдельных судей до завершения процесса оценивания, могут поставить под угрозу саму процедуру оценивания и уменьшить уважение к судебной системе и судьям (а также их решениям), даже если позже эти обвинения окажутся безосновательными. Представляется целесообразным дополнить текст статьи 87 Закона требованием об обеспечении конфиденциальности информации.

10.ОСД не хватает необходимых ресурсов для изучения обоснованности полученных от общественности нареканий или предостережений относительно определенных судей (кандидатов на должность судьи). В результате, орган, учрежденный с целью усиления прозрачности в процедуре оценивания судей и кандидатов на должность судьи, целиком полагается на мотивацию, время и способность своих членов, что может привести к получению расходящихся результатов в различных случаях и повредить жизнестойкости этого органа в целом.

11.Если Комиссия не наберет квалифицированного большинства голосов, судья или кандидат на должность судьи не может получить положительную оценку. Такой подход вызывает серьезную обеспокоенность относительно роли ОСД в процессе, а также по самой процедуры оценки.

12.Если полномочия Общественного совета выходят за пределы полномочий чисто совещательного органа и даже позволяют ОСД существенно влиять на результаты оценивания путем фактически наложения вето на положительную оценку определенного судьи со стороны Высшей квалификационной комиссии судей, то это означает, что процедура оценивания уже не полностью относится к компетенции органа судейского самоуправления.

Учитывая слабости, присущие роли и деятельности Общественного совета и недоступности для него той информации, которой владеет ВККС, в том числе возможности обсудить ее с соответствующим судьей или кандидатом на должность судьи, наделение Общественного совета таким влиянием в установлении соответствия судьи или кандидата судейской должности может иметь негативные последствия для всей процедуры оценки судей / кандидатов на должность судьи. Желательно пересмотреть эти дополнительные полномочия Общественного совета добродетели и, в идеале, отказаться от них.

Наталья Мамченко

Источникi