Наркотики, МВД и Илья Кива

Советник министра внутренних дел Илья Кива, который полгода возглавлял Департамент противодействия наркопреступности, а сейчас работает советником министра внутренних дел, выступил в начале мая в эфире телеканала «112 Украина» с заявлением о предстоящих мероприятиях в рамках кампании по декриминализации хранения небольших количеств наркотических веществ без цели сбыта.

«Все вот эти активисты, у них слишком много свободного времени, если они готовы тратить его на какие-то марши, акции протеста! Только для того, чтобы им позволили беспрепятственно балдеть в той стране, в которой льется кровь, идёт война!» — заявил он.

Кива пообещал наслать на мероприятие «людей с военкомата», которые вручат всем присутствующим повестки для отправки на военную службу.

«Чтоб вот эти парни или там девушки, или кто там будет, желающие бесконтрольного лёгкого кайфа, чтоб они выполнили свой долг перед родиной!» — пригрозил бывший глава наркополиции.

Для справки — инициатор кампании Тарас Ратушный не так давно демобилизировался. Ранее Нигилист беседовал с ним насчет происходящего в украинской наркополитике. В этот раз мы обсудили феномен Ильи Кивы.

Откуда возник Илья Кива? Кто его придумал и как он вообще смог занять должность главы Департамента противодействия наркопреступности?

Кива не был случайностью. Он был очень понятной закономерностью. Департамент МВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков после 2014 года попытались реформировать. Первая проба такой реформы заключалась в том, что штат сократили наполовину, а оставшимся подняли зарплату. Это, по задумке реформаторов, должно было решить вопрос коррупции. Мол, вот вам новые приоритеты, вот вам повышенные зарплаты, переставайте заниматься вымогательством и тем, чем занималась структура раньше.

Но это не помогло, потому что уже через несколько месяцев появились отчеты, что персонал не справляется, нужно больше людей и т.д. На показателях это не особо отражалось, зато возник ряд скандалов, когда СБУ принимала очередных «наркоборцов» за вымогательство денег ради закрытия уголовных дел. Поэтому БНОН разогнали совсем, и когда создавали новую полицию, в ее структуре организовали новый Департамент противодействия наркопреступности, который фактически набирали с нуля. Но, естественно, туда попали и «старые» люди, которые всегда были «в струе». Во главе ДПН поставили Илью Киву.

На самом деле украинскому обществу очень повезло с этим человеком. Если бы на его месте был более вдумчивый, сообразительный функционер с теми же задачами, его бы раскусили не сразу.

А тут получилось как в пословице — «Что у умного в голове, то у дурака на языке». То, что было на языке у Кивы — дало понять людям доброй воли в этой стране, что как минимум в одном департаменте новой и такой красивой Национальной полиции не все в порядке.

Первое публичное заявление Кивы было о необходимости ввести уголовное наказание за употребление наркотических веществ. Это в корне противоречило действующей Стратегии государственной политики в отношении наркотиков, определяющей приоритетом борьбу со сбытом и организованной наркопреступностью, и в связи с этим рассматривающей декриминализацию мелких «наркопреступлений», как путь достижения таких приоритетов. Ведь и так осужденные за ничтожные количества без цели сбыта составляют львиную долю судебных приговоров в стране.

Но вот человеку зачем-то нужно понадобилось наказание еще и за употребление. Того, чего в Украине нет, и нет ни в одной цивилизованной стране, слава богу (зато в России и на Филиппинах есть — хороший пример для подражания! — ред.).

Как по мне, это заявление Кивы было криком души старой милицейской «нарко-гвардии». Она определенно тоскует по совсем недавним временам, когда должность рядового опера БНОН в райотделе стоила как иномарка, но окупалась очень быстро и с лихвой.

МВД всегда было двойственной структурой, в которой одна часть боролась с преступностью, а другая была с этой преступностью неразделима. Собственно, «прогрессивная» часть поддерживала нас в необходимости декриминализации малозначительных правонарушений. А вот преступная часть преследовала сугубо свои личные цели, пытаясь сохранить статус-кво министерства в вопросах наркополитики. Разрушение этого порядка было бы для нее очень болезненным. Именно поэтому они создают «встречную волну», оппонируя любым попыткам реформировать законодательство в вопросе о наркотических веществах.

Очевидно, что Илья Кива был чьим-то ставленником. Правда, мы пока не можем утверждать, что его патрон именно глава МВД Арсен Аваков или еще кто-то. Изначально ДПН в новой полиции набирался по совершенно противоположным критериям, нежели те, что проповедовал Кива. Это были люди, которые шли воевать с организованной преступностью, но возглавлять департамент поставили такого вот полезного дурачка, который сильно контрастировал с блестящей витриной полиции.

Я сомневаюсь, что инициативы вроде криминализации употребления нашли бы свою реализацию, но тем не менее озвучивание подобных слов устами человека на такой должности выглядело весьма опасно. Украинское общество своевременно обнаружило эту проблему и совершенно правильно на нее отреагировало. Не было никаких маршей или масштабных акций протеста — просто достойные люди из различных сфер совершенно четко дали понять, что с Кивой пора заканчивать.

После отставки Кивы должность главы ДПН занял совершенно неизвестный человек. Какие перспективы у структуры с новым руководителем?

Очередной состав ДПН находится в самом начале своего развития. Недавно в их штат дополнительно приняли еще две сотни человек, но никаких значимых публичных заявлений о приоритетах работы от департамента до сих пор не поступало. Поэтому лучше посмотреть на результаты их деятельности через некоторое время.

Можно сказать с уверенностью одно: в существующем правовом поле у структур, которые борются с наркопреступностью, всего два выхода. Они могут регулировать свою деятельность в соответствии со здравым смыслом, продвигая декриминализацию и депенализацию («закрывание глаз» на незначительное правонарушение без его вычеркивания из законодательства, — ред.) незначительных правонарушений, связанных с наркотиками, фокусируя усилия на серьезных, реальных преступлениях. Либо они могут скатиться обратно в наркокоррупцию, но при этом ссать людям в глаза и рассказывать, что у нас «все хорошо». В этом случае мы будем снова видеть преследование студентов с косяками, из которых рисуют особо опасных преступников.

Изменилась ли наркополитика в свете постепенного сближения Украины с Евросоюзом после 2014 года?

От этого сближения есть определенные последствия. Уже сейчас имеется законопроект об изменении ст. 44 КУпАП (хранение наркотических веществ без цели сбыта), предусматривающей штраф или арест на 15 суток. После обращения в ЕСПЧ, откуда и пришла эта инициатива, появился законопроект, предлагающий смягчить статью — убрать арест и заменить его общественными работами. Якобы в таком случае ЕСПЧ не будет иметь к Украине претензий. Также предлагается поднять штраф за хранение без цели сбыта до суммы около 1000 гривен.

Как к этому отнестись? «Лучше влететь на 1000 гривен, чем просидеть две недели в обезьяннике»?

Конечно, лучше влететь на 1000 гривен по административной статье, чем влететь на пару лет по уголовной или отдать пару тысяч долларов на взятки.

Получается, что задачи перед нами стоят поистине революционные. Чтобы добиться каких-либо подвижек, нужно десятилетие массированных информационных кампаний и маршей. И все достижения будут хрупкими, способными легко откатиться назад?

За десять лет мы добились самого главного — принятия национальной стратегии по наркотикам. Это нельзя назвать тем, что можно откатить. Но застой имеет место быть.

То есть, силы, прикладываемые для этого, несоразмерны с результатом?

Абсолютно. Влиять тут можно только силами экспертов, способных увидеть цифры и объяснить их значение, и убедить тех, кто принимает решения. Декриминализация — это единственное решение, которое можно принять, глядя на судебную статистику 2016 года. За сбыт — 8% от всех уголовных дел по наркопреступлениям, и еще 2% — за организованную преступность. Все остальное — это хранение без цели сбыта.

Если посчитать, сколько на эти оставшиеся 80% дел ушло бюджетных средств и «человекочасов»… Полицейские реально разрываются между вызовами об ограблениях или убийствах. Кривая преступности неумолимо идет вверх. Еще и война стремительно пожирает государственный бюджет. Надо ли тратить средства на эти 80%? Или все же лучше что-то поменять?

Более 5000 криминальных приговоров за хранение нескольких граммов «запрещенки» без цели сбыта в 2016 году могли стать поступлением в бюджет до полумиллиона гривен админштрафа при минимуме затрат со стороны государства. А вместо этого мы безвозвратно потратили в пять раз больше на работу следственных групп, прокуратуры, судов и содержание этих «наркопреступников». Ну а за сбыт вынесли аж 729 приговоров. Отличная работа, ребята, скажет вам организованная преступность. Жгите еще!

Источник