Волки. По следу НАБУ

27.07.2020

Беспредел, разворачивающийся в судебной системе и вскрытый НАБУ в «пленках Вовка», — шокировал юристов. Но не зацепил остальных граждан, запутавшихся в длинных аббревиатурах и ненормативной лексике служителей Фемиды. Однако, не проходите мимо. На вас тоже напали.

21 июля 50 народных депутатов (в большинстве — из фракции ОПЗЖ) подали представление в Конституционный суд, поставив под сомнение ряд норм закона о Национальном антикоррупционном бюро Украины (НАБУ), в том числе его подотчетности президенту, а не парламенту.

22 июля в КСУ ушла еще одна бумага практически тех же подписантов — представление о неконституционности Высшего антикоррупционного суда (ВАКС).

Синхронно судьи Окружного административного суда Киева (ОАСК), обратились к президенту с просьбой о защите от давления и намеренного разжигания скандала вокруг суда. Напомнив гаранту Конституции, что с момента первой фазы скандала прошел год, не давший конкретных судов и приговоров.

Скандал, как известно, «разжигает» НАБУ. Однако не на ровном месте. За несколько дней до подачи политиками представлений в КСУ подопечные Сытника выложили в публичный доступ вторую часть прослушки из кабинета главы ОАСК Павла Вовка. Первая, опубликованная год назад, касалась попыток заблокировать работу Высшей квалификационной комиссии судей и повлекла за собой три подозрения. В том числе и главе ОАСК Вовку. Дело не закрыто, но лишь на этой неделе окончательно перешло в производство НАБУ.

Теперь НАБУ предъявило подозрения сразу 12 фигурантам. Теперь речь уже об ОПГ, созданной в судебной системе Украины, на основе Окружного административного суда Киева с целью захвата государственной власти путем установления контроля над Высшей квалификационной комиссией судей (ВККС) и Высшим советом правосудия (ВСП). Прошли обыски и всем двенадцати пришли повестки на допрос.

Особенности именно этой ситуации состоят в том, что исключительные полномочия ОАСК дают этому суду право рассматривать дела, касающиеся исков против центральных органов государственной власти. Более того, в ходе рассмотрения дел практически блокировать любые действия государства. В сочетании с коррупционной сетью и связями главы ОАСК в судах другой юрисдикции, в том числе и Конституционном, эта история, по мнению детективов НАБУ, напрямую связана с национальной безопасностью.

Фронтмен этой истории — председатель ОАСК Павел Вовк. И он защищает однажды захваченную территорию. Границы которой не смогли разрушить ни постмайданные реформаторы Порошенко, ни новые лица Зеленского.

«Происходящее в последнее время вокруг судебной системы, мне кажется, дает основания говорить о существовании некоего плана, в котором Украине уготована не самая почетная роль, — сетует на странице Фейсбук председатель суда Вовк. — Группа иностранных агентов и их пособников на заказ иностранных государств пытаются захватить судебную ветвь власти и через неё контролировать Президента, страну, лишить её суверенитета. Для этого и используется такие институции как НАБУ».

Где-то же здесь в медиа звучит напоминание, что представление о неконституционности назначения самого главы НАБУ Артема Сытника лежит в КСУ с мая. И что вторая волна «пленок Вовка» это всего лишь самооборона Сытника. В этом же контексте уже сделали свои заявления Высший совет правосудия и Совет судей Украины.

Так или иначе, но в стране, по сути, открыт второй — внутренний — фронт в войне за независимость государства. Между судебной ветвью власти, где влиятельные позиции в ключевых местах все еще занимают представители старой судебной гвардии Януковича, и НАБУ, за которым, по идее, должен стоять президент.

Однако не спешите обнадеживаться, что в итоге из этой схватки победителем выйдет честный суд. Есть проблема: сам Владимир Зеленский об этой войне, возможно, ничего не знает. Хотя, скорее всего, интуитивно понимает, что НАБУ при всей его неоднозначности, — единственная независимая площадка сопротивления уже сложившемуся консенсусу старых вожаков стаи и новых лиц из его окружения.

На самом деле глава ОПУ Андрей Ермак и первый советник президента Сергей Шефир уже давно договорились и с Ахметовым, и с Коломойским, по которым НАБУ ведет дела. И с Джулиани, который мечет молнии в адрес Сытника, тоже договорились. Но поскольку Зеленский принимает решения только в присутствии этих двух людей, рассчитывать с его стороны на адекватную оценку происходящего вряд ли стоит. Наивного Зеленского настойчиво выводят из окопа НАБУ.

Иначе вряд ли такая беспрецедентная операция разворачивалась бы на фоне практически заблокированного по всей стране судопроизводства. Включая отправленную почти год назад (!) в отставку и до сих пор не укомплектованную ВККС, недоукомплектованные на 35 процентов суды (более двух тысяч вакансий из 6 600), и зависших с прошлого лета без присяги 500 судей.

Иначе президент до сих пор не молчал бы как рыба, а Офис генпрокурора не тянул бы с представлением на отстранение от должности семи судьям ОАСК, которым уже пришли повестки и предъявлены подозрения НАБУ.

Иначе у общественных активистов, которые в теме и делают публичные заявления на этот счет, не горели бы дома. Как произошло вчера с домом главы Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина.

Почему все это стало возможным? Чьи советы накануне выборов слушает президент? В чью пользу действует НАБУ? Какую роль в этой истории играет Саакашвили со своим «революционным» проектом судебной реформы? Мы наблюдаем за очередным переделом сфер влияния или все-таки это продолжение зачистки судебной системы от старых коррупционных элит и связанных с ними лиц? Давайте разбираться.

В чем суть судебной реформы Порошенко?

Стоит отдать должное умению Петра Алексеевича держать форму. В этом, собственно, и заключается сила самого экс-президента, и всего, что происходило со страной в период его каденции.

Европа, в поддержке которой Порошенко (неосторожно пообещавший стране закончить войну за два месяца) катастрофически нуждался, требовала соблюдения стандартов. Правоохранительная и судебная система во время Революции Достоинства автоматически ставшие на защиту режима стали ключевыми точками для реформ новой постмайданной власти. На них Порошенко и предстояло опереться дабы подтвердить политическим партнерам чистоту своих намерений.

И если в силовой вертикали на первую строчку рейтинга европейских преобразований вывели бренд новой полиции (предусмотрительно затенив «достижения» генпрокурора Луценко), то происходящее в судебной системе изначально не получило достаточно широкой огласки. Тем не менее именно в этой точке сосредоточена реальная перспектива страны, без которой ни одна реформа не имеет смысла. Потому что можно надеть какую угодно форму — хоть с крылышками, провести «сто пиццот» экономических реформ и децентрализаций, но без гарантированного права гражданина на справедливый суд демократического государства не построить.

«Линию судебной реформы мы выстраивали по кальке рекомендаций Совета Европы, — рассказывает один из непосредственных участников реформы. — Так же, как и в полиции, основная ставка была сделана на разработку нового законодательства, очищение судейских рядов от старых прогнивших элит и прозрачность.»

Судебная система, по мнению реформаторов (реформу курировал заместитель главы АП Алексей Филатов), подлежала полной перезагрузке. Это стало альтернативой «увольнения в один день всех судей» как того требовали многие политики и активисты. Хотя ни одна из 52 стран Совета Европы не проходила столь масштабного преобразования и чистки судебной системы, начавшейся в Украине 2015-м году. В 2016-м на уровне Конституции из кадровой процедуры назначения увольнения судей были исключены парламент и президент. В 2017-м президент издал указ о ликвидации всех местных и апелляционных судов и создании новых. Оптимизированных.

Как работала судебная система до начала реформы?

«Ранее все связанное с назначением и увольнением судей было абсолютно закрытым кулуарным процессом, — рассказывает о дореформенном состоянии судебной системы один из высокопоставленных чиновников того времени. — Никаких публикаций в отношении вакансий не было. Назначаясь в первый раз и после пяти испытательных лет на бессрочно, нужно было идти на поклон в Высшую квалификационную комиссию, потом бежать в АП… И только в рамках кабинетных процедур можно было получить место в том же престижном Печерском суде. За 100 000 долларов. Но это мелочи в сравнении с председателем, например, крымской апелляции, который стоил 7 миллионов долларов или административной во Львове — за 3 миллиона долларов».

«Конечно, на судью в национальной школе судей могли учиться все желающие, предварительно сдавшие экзамен. Однако реально в обойму попадали только члены кланов или династий. Сначала по родственной линии — дети, братья, племянники, потом по связям — любовницы, друзья детства и прочие. Безусловно, была часть людей, которые долго работали в суде и получили какое-то профессиональное доверие. Прошли весь путь и кто-то в какой-то момент им по-человечески подставил плечо, чтобы они стали судьями. Но это очень маленький процент. И в любом случае судьи — это особая среда, где все свои и все преданные», — добавляет судья-изобличитель Октябрьского районного суда Полтавы Лариса Гольник, подвергнувшаяся нападению в 2017-м году.

Зачем Высшая квалификационная комиссия судей получила драконовские полномочия?

Взорвать эту «особую среду» была призвана новая ВККС. В результате Высшая квалификационная комиссия судей, выделенная в отдельную структуру еще при Януковиче, при Порошенко получила драконовские полномочия и такую же нагрузку. Наряду с Высшим советом правосудия комиссия стала одним из ключевых органов судейского самоуправления. Как «кадровому агентству» ВККС предстояло пропустить через себя девять тысяч судей (минус 400 крымчан), отсечь гнилое и открыть шлюз в систему для молодых и необремененных личными и коррупционными связями судей.

Комиссия — коллегиальный орган, где из 16 человек половина избираются судьями на съезде судей Украины, по два — съездами адвокатов и юристов-ученых, плюс двое — Государственной судебной администрацией, за которой в системе судоустройства все финансы. Ну, и финальную двойку в комиссию делегирует уполномоченный ВР по правам человека. То есть 12 членов комиссии избираются съездами коллегиально, и четыре — единолично. Это важно в контексте дальнейшего развития событий.

Помимо квалификационного оценивания ВККС должна была провести конкурсы в новый Верховный суд, Антикоррупционный суд, а также в суд по вопросам интеллектуальной собственности. Для того чтобы сбалансировать нагрузку и полномочия, все дисциплинарные дела были переданы в Высший совет судей. В законе о ВККС была выписана процедура очистки системы — квалификационное оценивание на соответствие занимаемой должности и проведение конкурсов на замещение вакансий в уже существующих и новых судах.

Речь о профессиональном и психологическом тестах, практическом задании и, главное, — собеседовании с кандидатом по итогам изучения судейского досье. Последнее — неоспоримая фишка реформы. Сегодня на сайте комиссии размещено более миллиона страниц досье на тысячи судей. Досье включает подробную информацию о судье. Три декларации (в том числе доходы), родственные связи и декларацию добропорядочности, а также статистику, качественные показатели рассмотрения дел, заключение Общественного совета добропорядочности и пр.

Общественный совет добропорядочности заработал при комиссии на самом старте реформы. Туда вошли представители более 15 общественных организаций. Постреволюционная атмосфера была, мягко говоря, накалена. Но «мусорная люстрация» в том числе и судей, не слишком сильно осуждаемая еще не пришедшими в себя после Майдана СМИ, окончательно обесценила судебную систему.

Почему из системы за несколько месяцев ушли почти две тысячи судей?

«В 2015 году при первичном оценивании мы отработали всего 364 человека, — рассказывает один из бывших членов ВССК. — По очень простой процедуре, в которой было всего две вещи: справка НАБУ и трансляция собеседования в прямом эфире. До полноценного досье мы тогда еще не доросли. И уже тогда у системы был шок.

В течение нескольких месяцев по собственному желанию уволились около 1 600 судей. В том числе и костяк. По разным причинам. Большая часть банально испугалась открытости. Часть, имея определенный стаж, рассчитывала на льготы при увольнении. Были и компетентные судьи, которые просто устали от угроз и давления. И надо признать, тогда мы просто разрешили людям уйти. Без публичной казни и сэкономив финансы, чтобы они потом не пошли в Европейский суд по правам человека. Можно ли было снова привлечь профессионалов? Можно. В той же Европе в некоторых странах есть закон, который при кадровом голоде позволяет им вернуться в систему».

Однако основной вопрос в том, в какую систему сегодня могли бы вернуться ушедшие в 2015-м.

В какой момент реформы форма подменила ее содержание?

«Самое печальное, что уволившиеся из системы в 2015 году не слишком чистоплотные коллеги сегодня очень жалеют о своем поступке, — продолжает Лариса Гольник. — Несмотря на ряд конкретных плюсов реформы, система не изменилась. К сожалению, в какой-то момент форма полностью заменила содержание. Стало абсолютно очевидно, что чья-то рука вмешивается в процесс и корректирует ситуацию. В реформу вмешалась политика. Но это моя субъективная точка зрения.

Не были четко установлены критерии отбора в судьи Верховного суда. Да и во всем квалификационном оценивании тоже. Добропорядочность определялась по психологическому тестированию. Кому-то занижали бал, как, к примеру, моему коллеге из Черкасс, который выступил изобличителем. Его понизили в рейтинге добропорядочности. Кого-то наоборот, по неизвестным причинам повышали.

Одно НАБУ эту историю не потянет. У таких, как Струков (экс глава Октябрьского районного суда Полтавы, с которым Лариса Гольник после разоблачения в коррупции бывшего мэра Полтавы Александра Мамая пребывает в длительном судебном процессе. — И.В.) чуйка на деньги. Они работают осторожно и квалифицированно. Конверты с вознаграждением проходят через несколько рук. И они знают, как это сделать. Вопрос о добропорядочности судьи точно не может решаться путем автоматического заполнения анкеты с таким же автоматическим «да» в нужных графах. Должен включиться реальный, а не формальный механизм соотношения доходов с расходами, со стилем жизни и прочим. Здесь соответствующие задачи стоят перед Национальным агентством предотвращения коррупции (НАПК)», — заключила судья.

Почему судьи до сих пор могут переписывать активы на родственников?

Здесь мы определенно достигли точки, когда становится понятно, почему можно тридцать лет независимости реформировать судебную систему, но так и «не взлететь». Для того чтобы НАПК выполнила поставленные перед ней задачи и соотнесла доходы с качеством жизни судьи, свои задачи прежде всего должен выполнить законодатель. До сих пор разрешающий судьям, государственным чиновникам и политикам записывать свои активы на родственников. Конечно же не проживающих с ними, а значит и не обязанных декларировать свои доходы и расходы.

«Таким образом под тысячами приглаженных личных досье судей во многих случаях оказался далекий от реальности вакуум, — добавляет бывший участник Общественного совета добропорядочности при ВККС. — Имея на руках расследования журналистов мы не находили подтверждения очевидным вещам в декларациях кандидатов. Их браки оперативно становились фиктивными, а досье — идеальными. При этом сложилось впечатление, что есть люди с преференциями, а есть — без. То есть свои для правящего политического класса и чужие. Через какое-то время члены общественного совета начали говорить, что конкурс подменили и мы вообще перестали понимать, каким образом осуществляется отбор и почему при идентичных вводных в конкурсе побеждает и становится судьей тот или иной человек. Это никому не поясняли. Закон не предполагает ни пояснений, ни обжалования».

Почему Вовк не смог договориться с командой Порошенко?

Экс-глава ВККС Сергей Козьяков, отвечая на критику в адрес работы комиссии, неоднократно публично парировал, что «именно власть, максимально открыв кадровый процесс, дала возможность разнообразным активистам анализировать любую персоналию, ее позицию в системе и делать собственные выводы». И с этим тоже вряд ли можно поспорить.

Есть еще один момент, который все же позволяет настаивать на том, что правильная форма важна. Потому что рано или поздно ее придется наполнить соответствующим содержанием. К 2019 году, к моменту публикации пленок Вовка, лишь несколько судей ОАСК прошли квалификационную комиссию. Репутация у решений этого суда была определенно подмоченной, что не могло не отобразиться в судейских досье и справках НАБУ. Отмена приватизации «Приватбанка» государством, признание законности засекречивания деклараций военных прокуроров, приостановка изменения названия УПЦ МП, отмена переименования проспектов Московского и Ватутина, запрет Ульяне Супрун исполнять обязанности министра. Это — самое начало списка, характеризующего в том числе и политическую позицию окружного суда.

Тем не менее, персонажи, между которыми была зажата узкая прослойка реформы, инстинктивно искали возможность договориться. Однако авторитета Александра Грановского, «курирующего» от имени президента Порошенко решение оперативных вопросов в правоохранительной системе и судах, не хватило на то, чтобы гарантировать безопасность судьям ОАСК в момент прохождения ними квалификационного оценивания. Вовк действительно договорился с Грановским, но по результату выгладит так, что используемый Грановским обычный набор средств убеждения, видимо, не помог ему договориться с Козьяковым и ВККС в целом. ВККС не сдавалась и слала приглашения судьям ОАСК на экзамен, который к тому времени прошли уже почти все судьи. В бэкграунде Вовка к тому моменту был обыск и провал в конкурсе на должность в административную инстанцию Верховного суда.

Система может и осталась той же, но в ней точно могло не оказаться места Вовку и Ко.

Зачем было организовано нападение на ВККС?

26 июля 2019 года глава НАБУ Артем Сытник и начальник управления Генпрокуратуры по расследованию дел Майдана Сергей Горбатюк вышли на совместную пресс-конференцию и обнародовали первую часть «пленок Вовка». Главу ОАСК слушали в рамках расследования расстрелов протестующих в феврале 2014-го. Некогда заместитель Вовка судья Евгений Аблов принял решение о запрете протестующим блокировать улицы по сути развязав руки власти. Однако в ходе расследования детективы НАБУ вышли на факты, подтверждающие стремление главы ОАСК повлиять на работу ВККС.

Пленки, подтверждающие предположение НАБУ, в общем доступе. Тем не менее стоит обратить внимание, что в комментариях к этой часовой записи, в отношении которой сам основной ее фигурант Павел Вовк применяет исключительно словосочетание «фейк и монтаж», НАБУ указывало на массовую подачу исков от подставных лиц на ВККС с целью создания конфликта интересов и приостановки квалификационного оценивания.

Более того, использовав юридическое вроде бы противоречие в законодательстве о ВККС (оно неоднократно менялось в части срока полномочий членов комиссии), Вовк планировал вывести из состава комиссии ее главу Сергея Козьякова, его заместителя Станислава Щотку и члена комиссии Татьяну Весельскую, якобы в связи с окончанием их полномочий. Своих людей на освободившиеся места планировалось завести через квоту омбудсмена Людмилы Денисовой и председателя Государственной судебной администрации Зеновия Холоднюка. Используя специфику ОАСК как единственного суда занимающегося исками в отношении органов государственной власти, обсуждался практически шантаж Денисовой, имевшей серьезные проблемы с НАПК. Решение которых Вовк предлагал обменять на два места для его людей в ВККС.

Достаточно ярким моментом, иллюстрирующим происходящее за кулисами правосудия, можно считать историю, связанную уже непосредственно с решениями ОАСК по «выводу из строя» Козьякова и Щотки.

Так, в мае 2019 года судья ОАСК Игорь Погрибниченко вынес определение, которым с 25 октября 2018 года признал отсутствие у председателя ВККС Козьякова полномочий. Кстати, по иронии судьбы в том же мае судья Погрибниченко прошел собеседование в ВККС. Что именно заставило его испортить, по-видимому, идеальное досье (ну, раз прошел проверку), нам остается только догадываться.

Как, впрочем, интересны и мотивы параллельного решения другого судьи ОАСК — Андрея Федорчука относительно полномочий другого попавшего под раздачу Фемиды члена ВККС Станислава Щотки. Внимание — суд, при наличии таких же вводных как и у Козьякова, признал за Щоткой шестилетние полномочия до 5 декабря 2020 года.

А что же Вовк? С таким выводом своего подопечного судьи, мягко говоря, не согласился.

Я, грешным делом подумала, что наткнулась на ограненный реформой Порошенко алмаз судебной системы Украины в лице судьи Андрея Федорчука. В адрес которого, кстати, тут же полетели камни и обвинения в сговоре с ВККС, где он буквально через пару недель успешно прошел собеседование и подтвердил свою, надо полагать, высшую судейскую квалификацию. Однако, учитывая полную прозрачность судейских досье, я конечно туда заглянула. И нашла в декларации его жены, с которой он таки ведет совместное хозяйство, помимо нескольких домов и квартир, аж 33 земельных участка общей площадью в 60 га. Ха!

Однако, пока мы с вами задумываемся о человеческих ценностях, помощница судьи Вовка в них, похоже, не сомневается. Выполняя команду накопать на Федорчука компромат и забросать жалобами на его плохую работу Высший совет правосудия. У нее, правда, не сильно получалось, но она старалась. Для бати.

Особняком в прослушке НАБУ, но не в общей палитре дела, стоит решение судьи Суворовского райсуда Одессы Ивана Шепитко. Одессит жестко и конкретно взял и вообще запретил восьми членам ВККС проводить квалификационное оценивание. Правда, впоследствии апелляционная инстанция отменила это решение. Иначе работа ВККС была бы полностью заблокирована еще весной 2019-го, а не осенью, как это и произошло после принятия закона уже Верховной Радой Зеленского. Разрушения которой, судя по записям, и добивался Вовк. О последствиях этого мы еще поговорим ниже. На счет же судебного умозаключения судьи Шепитко Вовк накануне звонил некоему Сергею Васильевичу в Одессу. Фамилия которого, по предположению НАБУ, Кивалов. Здесь как раз есть повод вспомнить рассказ судьи Гольник о том, как работала судебная система до реформы Порошенко. Потому что так она работает и сейчас. Крестный отец вооружен, опасен и по-своему справедлив.

Однако вы ошибаетесь, если думаете, что нашего героя интересует исключительно политическая и профессиональная тематика. Павел Вовк оказался большим ценителем антиквариата. И, знаете, этот нижеследующий экспертный диалог с гражданином «Ч» во всей этой истории можно засчитать смягчающим обстоятельством. Потому что предметы искусства равны духовным ценностям нашего народа. Правда же?

Проведена ли фоноскопическая экспертиза «пленок Вовка»?

Но прежде чем перейти ко второй серии вполне реального политического детектива, который страна наблюдала на прошлой неделе, читателю стоит узнать, что первая серия, показанная в 2019-м году, оказалась с открытым финалом. Буквально через три месяца — в ноябре 2019-го суд вынес решение об окончании досудебного расследования. На тот момент фоноскопическая экспертиза обнародованных записей еще не была проведена. Вопрос подлинности записей так с тех пор и завис. Более того, уже в январе 2020 года отстраненный на время расследования от руководства судом Вовк, которому вместе с еще двумя коллегами было предъявлено подозрение, был успешно повторно переизбран на свою должность главы ОАСК. Где и продолжает сегодня героически трудиться.

Вот иногда кажется, что НАБУ — это национальное агентство анонсов. А ведь главная задача этого мощного антикоррупционного органа — качественное расследование и аргументированные доказательства коррупционных деяний, а не просто обличение и дискредитация подозреваемых. Не так ли? Тогда почему анонс есть, а выхлопа нет? Почему у команды адвокатов Вовка экспертиза пленок, которые, по их словам, смонтированы, давно есть, а у НАБУ нет? Всего лишь несколько дней назад на брифинге по случаю задержания экс-главы «Укравтодора» Новака Артему Сытнику журналисты задали этот вопрос. И глава НАБУ впервые заявил, что экспертиза первой части «пленок Вовка», обнародованных в 2019-м году, все-таки закончена. Хоть еще и не была нигде официальна представлена.

«Самое тяжкое, что мне предъявляли, это принятие неправосудных решений судьями нашего суда, чему я якобы способствовал, — заполняя следственные пустоты, пояснял ситуацию Вовк в 2019-м в заведомо комплиментарном интервью Дмитрию Гордону. — Но, во-первых, неправосудное решение это абсолютно мертвая статья. Во-вторых, есть решение ВСП, что 375 статья УПК используется с целью давления на суд. Что неоднократно подтверждал своими публичными тезисами генпрокурор Юрий Луценко. В-третьих, есть оправдательное решение Верховного суда по судье Майдана по части 2-й 375 статьи, где ВС написал, что законодателем не определено понятие «заведомо неправосудное решение». А это значит, что мы имеем дело с юридической неопределенностью и отсутствием принципа верховенства права. Точка».

Ровно через год НАБУ, по-видимому, решив, что была все-таки запятая, презентует вторую серию кино. Предъявляя Павлу Вовку еще более серьезные обвинения. Заявляя о наличии в судебной системе страны криминального анклава с неограниченными полномочиями, жители которого обладают достаточной креативностью и исключительной дерзостью.

Часть 2

Ведомство Сытника при всей его неоднозначности оказалось единственной независимой площадкой сопротивления уже сложившемуся консенсусу старых вожаков стаи и новых лиц из окружения Зеленского. Наивного гаранта Конституции свои же взяли в заложники, окончательно блокируя судебную реформу.

Напомним, что 17 июля, после обнародования второй части «пленок Вовка», Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) предъявило подозрения сразу 12 фигурантам. В числе которых восемь судей Окружного административного суда Киева (ОАСК) (включая его главу — Павла Вовка), глава Государственной судебной администрации (ГСА) Зеновий Холоднюк, а также несколько подручных адвокатов, которых использовали в схеме подачи подставных исков. Прошли обыски и всем отправили повестки на допрос.

Речь об ОПГ, которую создали в судебной системе Украины на основе Окружного административного суда города Киева с целью захвата государственной власти путем установления контроля над Высшей квалификационной комиссией судей (ВККС) и Высшим советом правосудия (ВСП).

Особенность ситуации в том, что исключительные полномочия ОАСК дают этому суду право рассматривать дела, касающиеся исков против центральных органов государственной власти. Более того, в ходе рассмотрения дел практически блокировать любые действия государства. В сочетании с коррупционной сетью и связями главы ОАСК в судах другой юрисдикции, в том числе и Конституционном, эта история, по мнению детективов НАБУ, напрямую связана с национальной безопасностью.

О причинах, которые привели к войне между судебной ветвью власти и НАБУ (а Высший совет правосудия и Совет судей уже обвинили НАБУ в давлении); использовании постмайданной властью двойных стандартов при реформировании судебной системы; о сути первой части обнародованных в 2019 году записей прослушки из кабинета главы ОАСК Вовка, читайте в первой части материала.

Надо сказать, что в этой истории самой слабой точкой, на которую весь год давила защита главы ОАСК Вовка, была незаконченная следствием фоноскопическая экспертиза записей из кабинета главы ОАСК. В условиях, когда адвокаты Вовка оперативно и официально представили результаты своей экспертизы, назвавшей пленки монтажом, просматривалась слабость и некомпетентность позиции обвинения. Что абсолютно оправданно позволило Вовку уже в январе 2020 года спокойно переизбраться на должность главы ОАСК и публично говорить о политическом давлении и самопиаре со стороны главы НАБУ Артема Сытника, пытающегося «удержаться в кресле и заслужить доверие президента».

Однако из заявления главы НАБУ Артема Сытника, сделанного 20 июля на брифинге по случаю задержания экс-главы «Укравтодора» Новака через три дня после вручения подозрений по делу ОАСК, следует, что фоноскопическая экспертиза записей у стороны обвинения на этот раз есть. Учитывая, что подследственность дела по ОАСК и его главе Вовку полностью перешла к НАБУ и дело наконец-то получило реальную перспективу всестороннего расследования, есть смысл обозначить его реперные точки. Включая «вклад» не только старой власти во главе с Петром Порошенко, но и новой — использующей президента Владимира Зеленского в качестве бутафорской сценической декорации.

В чем суть новых подозрений НАБУ, и какими фактами оперируют детективы

Вторая часть записей подтверждает продолжение атаки Вовка и его команды на ВККС, куда им таки удалось завести своих людей по квоте омбудсмена Денисовой и главы ГАС Холоднюка. Из старой гвардии ВККС смогли убрать не только склонного к компромиссам Тараса Лукаша, но и наиболее принципиальных Станислава Щетку и выходца из постмайданной юридической среды Андрея Козлова. А также критикуемую общественностью, но вряд ли сильно отклонявшуюся от общей линии работы последнего состава ВККС Татьяну Весельскую. План был реализован.

В то же время, по данным НАБУ, бригада из ОАСК осуществляла достаточно дерзкие попытки распространения своего влияния и на работу Высшего совета правосудия. Ребята были настолько уверены в своей неприкосновенности, что на полном серьезе обсуждали минирование здания Высшего совета правосудия, чтобы заблокировать заседание дисциплинарной комиссии в отношении одного из судей ОАСК. Потенциальным помощником должен был выступить глава полиции Киева Андрей Крищенко. Что в контексте происходящего в стране, мягко говоря, настораживает. Ну, все могут товарищи. И те, и эти.

Зам. главы ОАСК: — У тебя встреча? У меня в девять завтра дела.

Глава ОАСК: — А у меня в 11 встреча с начальником милиции.

Судья ОАСК: — Ой, *бать с Крищенко (начальник ГУ НП г. Киева. — И.В.) что ли, та ну, нельзя поменяться?

Глава ОАСК: — С Андреем Евгеньевичем, да.

Судья ОАСК: — Ну тот пьяница, він на х*й.

Глава ОАСК: — Та не, пьяница — не пьяница, он должен правильно реагировать на определенных минеров.

Операция тогда сорвалась, потому что члены действующего на тот момент состава ВСП не покинули здание даже после объявления о его минировании. Похоже, что-то заподозрили и таки провели заседание. С каждым новым файлом прослушки нарастает ощущение присутствия комплекса Бога, которого, по-видимому, «судья» Вовк крепко ухватил за бороду. По меньшей мере так ему тогда казалось. Предстоящий уход с властного Олимпа команды Порошенко, с которой у него не сложились публичные отношения (реально же Вовка никто не трогал и ни одно дело против него до обвинительного приговора в суде не довел), заставлял нашего героя все чаще эту бороду дергать.

В результате мысль о досрочном роспуске парламента посетила главу ОАСК намного раньше, чем будущего президента Зеленского. Команда креативщиков от Фемиды даже нашла способ, как это сделать.

Глава ОАСК: — Не, да обосс*лись там, бл*. Саша (вероятно, имеется в виду бывший народный депутат Александр Грановский. — И.В.) звонил, говорил: «Бл*, ты что гонишь, бл*, вы сейчас установите, что нема коалиции?!».

Судья ОАСК: — И что, на что оно повлияет?

Глава ОАСК: — Я говорю: «Саша, так, а что ты, это ты сомневался в нашей политической проституции?» Мы ждали этого момента. Все вам вспомнить.

Пожалуй, приводя ниже еще несколько судейских диалогов, мы воздержимся от масштабного цитирования первоисточника. Все перлы в оригинале и в полном объеме читайте и смотрите на сайте НАБУ. Однако уже здесь стоит отметить, что в тезисе о «политической проституции», столь непосредственно прозвучавшем из уст главы ОАСК Вовка, заключен ответ на ключевой вопрос этой истории: почему молчит президент Зеленский? Но выдержим интригу и пойдем дальше.

Вовк не стал спорить с известной истиной, что месть — блюдо холодное. «Глава и заместитель главы ОАСК разработали план по представлению от постороннего лица иска о запрете широкому кругу государственных служащих выезжать за границу после проведения выборов Президента Украины в 2019 году, — сообщает на своем сайте НАБУ. — Таким образом, глава ОАСК планировал продемонстрировать свою власть и возможности суда, запугать и отомстить бывшим чиновникам.»

Для этого один из судей ОАСК разработал проект иска, который якобы подписал и подал в суд нардеп Давид Жвания. Суд открыл производство по делу, однако на следующий день народный депутат опроверг подачу иска. На этот эпизод, опять-таки в свете происходящего в стране, стоит обратить внимание. Нет, не на суть новых заявлений решившего поправить свое финансовое положение известного «любого друзя» Давида Жвании, вдруг снова подтвердившего авторство все еще лежащего в ОАСК иска. Главное — время появления канала «правды» Жвании на YouTube. Абсолютно синхронный вброс в помощь в том числе и обороняющейся бригаде Вовка.

«Помимо принятия заказных решений, глава ОАСК использовал свое служебное положение и широкий круг связей для вмешательства в деятельность других государственных органов и захвата власти на всех уровнях судебной системы, — уточняют в НАБУ. — Задокументированные факты влияния главы ОАСК на судей Конституционного Суда Украины, Верховного Суда, Шестого апелляционного административного суда, членов Высшего совета правосудия, ВККС, должностных лиц НАПК, Государственного бюро расследований, других центральных органов государственной власти, министерств и правоохранительных органов».

20.02.2019

Глава ОАСК: — Смотри, наш Конституционный суд — это (н/д), мы с ними плотно работаем.

Ж. — (переб.) Я не говорю, что это прямо сразу.

Глава ОАСК: — Смотри, мы по ним плотно. Мы по всем (н/д). Я не могу все рассказать, я по всем вопросам плотно работаю. Поэтому ничего делать не надо. Просто столько много процессов запущено, и пока мы будем с тобой делать это, то хоть что-то сработает.

«Глава ОАСК осуществлял систематическое воздействие на судей Конституционного Суда Украины с целью решения как собственных вопросов, так и «заказов» других лиц, которые обратились к председателю судаВ частности, 26.02.2019 Конституционный Суд Украины принял решение о признании неконституционной статьи 368-2 УК Украины («Незаконное обогащение»)» — констатируют в НАБУ.

Стоит ли уточнять, что детективы НАБУ как раз расследовали факты незаконного обогащения главы ОАСК Вовка и его заместителя. После признания статьи неконституционной дела закрыли. При этом, как следует из записей, глава ОАСК хвастался, что такое решение принято судьями по его «просьбе».

Не обошел Павел Вовк и Закон Украины «Об очищении власти», по которому прошла люстрация чиновников времен Януковича. Сейчас не время и не место анализировать плюсы и минусы этого закона — есть и те, и другие, но самое время сказать, что до сегодняшнего дня имеет место давление Вовка и его людей на судей Конституционного суда Украины.

23.05.2019

Глава ОАСК: — А вы не хотите пойти от съезда ученых членом ВККС? В тот момент, когда мы закон о люстрации «ломанем». Ну, потому что я сейчас раскладку вижу, там есть окно…

[…]

Глава ОАСК: — Смотрите, ну, давайте мы не будем. Мы не можем поломать все. Сейчас в Конституционном Суде на выходе, если мы это добьем, закон о люстрации.

06.06.2019

Глава ОАСК: — Треба було мене в Конституційний суд колись направити, я б там уже всі рішення виніс. «Старі пердуни» ходят друг к другу, водку пьют. А цей, как от…

Какое все это имеет отношение к Зеленскому и новой власти?

Да уже год, как прямое. Медийных сигналов от Вовка новому президенту было несколько. Сначала Зе предусмотрительно подарили «Сватов», запрет на показ которых ОАСК отменил в марте, — буквально на второй день после первого тура президентских выборов. Когда победа Зеленского ни у кого уже не вызывала сомнений. Иск валялся в суде полтора года и очень вовремя пригодился. Таким образом группировка давала понять новой власти, что с ней нужно дружить. Но еще лучше — стать ее частью.

Однако сигнал на этот счет был не столь дружелюбным и пришел намного позже. Поэтому в обнародованных файлах пока не зафиксирован. Но вы, вероятно, помните, как в марте, накануне отставки экс-премьера Алексея Гончарука, в ОАСК… правильно! — поступил иск от некоего Гончарука к главе ВР Дмитрию Разумкову, о том, что он не имеет права ставить на голосование вопрос отставки Кабмина. Об этом сообщили на официальном сайте суда. А мы уже знаем, что сам ОАСК в случае принятия иска к рассмотрению, имея неограниченные полномочия мог спокойно заблокировать процедуру отставки. Затянуть ее на время апелляции, создав для страны еще одну критическую ситуацию. Сколько их на тот момент было, включая экономическое падение и начинающуюся пандемию коронавируса, напоминать, думаю, не стоит.

«Если же объединить всю имеющуюся информацию, учесть все возможные горизонтальные связи Вовка с ГБР, министром МВД, уполномоченной Верховной Рады по правам человека, зависимыми судьями в КСУ, то они сегодня вечером могут остановить всю государственную машину. Осуществить государственный переворот, — констатирует наш собеседник из Офиса генпрокурора. — И они уже пытались это опробовать, когда по подставному иску хотели запретить выезд чиновникам Порошенко. Ребята хотели посмотреть, как те будут убегать. Поприкалываться. Но красиво же! Они всегда готовы сделать подарок новой власти, когда уже валится старая. Однако по дороге могут завалить и государство.»

Возвращаясь к эпизоду с Гончаруком, напомним, что Вовк не рискнул пойти дальше. То ли получив отказ от лидера «соросят», не пожелавшего играть в эту игру, то ли сам глава ОАСК не захотел вступать в рукопашный бой с новой властью. Худой мир всегда лучше доброй войны. Тем более что Банковая сама сделала абсолютно все, что Вовку для этого мира требовалось.

Однако в нашей истории есть еще один сигнал, который ОАСК подал Зеленскому всего лишь несколько дней назад. И он дает исчерпывающий ответ на уже поставленный вопрос, почему Зеленский молчит. Однако подождем развязки — в финале.

Почему многие судьи оказались на стороне Вовка?

 Здесь важно уточнить, что консультирующие украинскую власть европейцы, еще на старте судебной реформы в 2015 году говорили о необходимости ее стремительного проведения. В том числе и люстрации судей, которая в определенном смысле и проводилась ВККС. Быстрое и качественное очищение системы, сопровождающееся открытием шлюза для новых кадров, позволило бы отмести впоследствии все манипуляции со стороны старых элит, отчаянно сопротивляющихся изменениям.

«С качеством, как мы уже выяснили, не сложилось, — рассказывает один из высокопоставленных экс-чиновников. — Стремительной реформа также не получилась. Указ президента Порошенко о ликвидации местных и апелляционных судов до конца не реализован. Часть судов ликвидирована, но в новых судах не заполнены вакансии. Не все судьи прошли квалификационный отбор. Система все эти годы находится в напряжении. И это касается каждого судьи и дает повод всем противникам реформы манипулировать ситуацией, обвиняя уже новую власть в давлении на судей».

И вы все еще удивляетесь, почему многие судьи в этой истории как минимум будут держать нейтралитет, а как максимум поддерживать сторону ОАСК и Вовка?

«Основным требованием любой реформы (а тем более имеющей отношение к функционированию ветвей государственной власти) является беспрерывность, — продолжает один из членов ВККС. — В пуле юридических советников Зеленского не оказалось никого, кто бы мог компетентно разобраться в происходящем. Пара человек, которые призывали Президента к необходимости продуманных и осторожных шагов, не были услышаны».

Какие группы в окружении Зеленского влияли на продолжение реформы?

Действительно, первые полгода в ближайшем окружении Зеленского, которое влияло на него в части отношения к судьям и судебной системе, было две группы людей. На вершине пирамиды первой группы был на тот момент глава ОПУ Андрей Богдан (с его прошлым адвоката известной специализации) и Руслан Рябошапка (с бэкграундом неудачной работы членом НАПК). Вероятно, своей главной задачей эта группа понимала захват территории в судебной системе. Ключевыми шагами было: отправить в отставку весь состав ВККС, переформатировать состав ВСП, а также получить под контроль новый Верховный суд, объявив о его сокращении в два раза и повторном конкурсе через процедуру оценивания. Дальнейшие планы озвучены не были.

Вторая группа — в Верховной Раде. В этой группе было 5–7 депутатов, участвовавших в конкурсах ВККС, но не победивших в них. Так, заместитель главы Верховной Рады Руслан Стефанчук претендовал на место судьи Верховного суда. Но не прошел в список победителей, когда зимой 2019 года кандидат на пост президента Зеленский назвал Стефанчука идеологом избирательной кампании.

Его брат Николай Стефанчук, —  неудачно участвовал сразу в двух конкурсах в Верховный суд. На тот момент еще глава комитета ВР по правовой политике Ирина Венедиктова — не прошла отбор в Верховный суд. Юрист-международник Александр Мережко также неудачно претендовал на должность судьи Апелляционной палаты Высшего антикоррупционного суда. Глава Комитета ВР по налоговой политике Даниил Гетманцев — не прошел еще в первом конкурсе в Верховный суд. Понятно, что никаких сантиментов в отношении ВККС у этих людей, по объяснимым причинам не было. А, значит и особого желания разбираться в долгосрочных последствиях плана по остановке ВККС тоже.

Зачем «слуги» заблокировали ВККС, как того и добивался Вовк?

«У власти не оказалось сильного и единого пула экспертов, которые говорили бы с ней о судебной реформе профессионально, на понятном языке и на равных. Да и никто и не хотел этого делать. Поэтому сказали так: это судебная реформа Порошенко? Да! Значит нам она не нужна и мы сделаем все по-своему. А как? Никто ничего системного и значительного не предложил. Но Зеленский первым делом понес в зал ВР именно судебную реформу. КСУ потом признал ее неконституционной. Такой же позиции по отношению к президентским новеллам о сокращении Верховного суда до 100 судей придерживались и ЕС, и Совет Европы с Венецианской комиссией. Но если расшатать Верховный Суд у новой власти не получилось, то Высшая квалификационная комиссия судей таки была заблокирована. Чего и добивался глава ОАСК Вовк, избежавший квалификационного оценивания и использовавший втемную неопытность новой властной элиты.

«Поэтому нас и сбили на взлете, — уточняет наш источник из старого состава ВККС. — Некомплект по судам сегодня около 35 процентов. Мы объявили конкурс в апелляционные суды на 440 должностей. Заканчивали конкурс в Высший суд по интеллектуальной собственности. Около 600 кандидатов на должность судьи, подготовленных нами, можно было еще в 2019 году отправить осуществлять правосудие в местных судах по всей стране. Еще около 350 потенциальных судей для судов первой инстанции закончили учебу, и это тоже весомая часть вакансий. Конкурс по ним можно было провести не позднее декабря прошлого года. До конца февраля этого года можно было закончить квалификационное оценивание, которое называют переаттестацией. Если бы комиссия доработала до конца февраля, согласно закону, то 90% всей кадровой составляющей судебной реформы уже было бы закрыто. А потом — только тонкая настройка и слаженная работа Высшего совета правосудия, НАПК и НАБУ в отношении судейского корпуса».

Сколько Зеленскому еще надо лет, чтобы судьи приняли присягу и начали выполнять свою работу?

 Летом прошлого года ВККС передала в Высший совет правосудия список 500 отобранных победителей конкурсов на должности в суды разных инстанций. В суды самых отдаленных районов в том числе. Туда, где сегодня нет ни одного судьи. ВСП начал рассматривать их дела только 26 апреля (!) этого года. Зачем-то растянув процедуру согласований еще на несколько месяцев. Хотя мог практически сразу передать их на подпись президенту.

В результате с апреля Зеленский издал только 220 указов в отношении судей. Они уже разъехались по судам и получают зарплату. Не отправляя правосудие. Почему? Да им просто надо принять присягу! А присяги нет. Потому что ее просто некому организовать. (По последней информации, присяга судей в очередной раз перенесена на «ближайший вторник»).

Как некому принять и закон, который разблокировал бы работу ВККС уже с новым составом комиссии. Законопроект об этом командой ОПУ был подготовлен, но так и не внесен на голосование в зал. Судя по всему, в последний пленарный день могло просто не хватить голосов, чтобы проголосовать за законопроект в первом чтении. Если он будет принят хотя бы в сентябре, то ВККС заработает только в 2021 году. И не в начале года. До этого правосудие в стране будет хромать на все конечности.

Более того, применив тактику танца слона в посудной лавке, новая власть мгновенно испортила отношения практически со всей судебной системой, включая Верховный суд и Высший совет правосудия. Также заметно охладели отношения с бюрократами в Европейском Союзе, Совете Европы, США и Канаде. С которыми, в силу международных обязательств, украинские власти обязаны сотрудничать в области согласованных проектов не только судебной реформы, но и всего правосудия.

При чем тут Саакашвили и как в замы к Ермаку отвечать за судебную реформу попал соратник Портнова?

«Однако вместо того, чтобы раскрыть глаза, по-честному ужаснуться реальности и закатав рукава начать делать хоть что-то, мы слышим какие-то странные потуги господина Саакашвили — новичка-реформатора судебной системы, с легкой руки Зеленского обещающего нам очередной рай справедливости, — говорит, саркастически улыбаясь, совсем не сторонний наблюдатель процесса. — Могу с уверенностью предположить, что 274 судьи с двумя апелляционными судами в Грузии по стандартам Совета Европы мы бы отреформировали за две недели. С учетом перерывов на кофе. Так что для всех, кто в теме, наблюдать за этим неталантливым кукольным театром, честно говоря, скучно».

А вот интересно, где во всей этой вакханалии разносторонний заместитель главы ОПУ по судебной реформе господин Смирнов? Известный адвокат, успевший отметиться на Майдане, в делах, связанных с защитой бойцов «Правого сектора», Елены Лукаш и Александра Ефремова et cetera. Кто-нибудь слышал от него внятные объяснения, почему не получилась реформа Богдана — Рябошапки? А о стратегии судебной реформы вообще? Или можно где-то ознакомиться с подробным планом изменений законодательства в сфере правосудия?

Но, возможно, он снова здесь?

Можно еще долго дополнять список вопросов к господину Смирнову, которые находятся на стыке кураторства реформы ОПУ и деятельности других органов государственной власти. Но основной вопрос не в этом. А в том, что можно быть учеником Портнова в плохом, а можно — и в хорошем. Потому что когда Портнов исполнял эти обязанности, в администрации Януковича по юридической части все работало как часы. Начиная от профильных законопроектов и заканчивая грамотно составленной декларацией президента.

Под чью диктовку креативила генпрокурор Венедиктова, блокируя расследование?

Как сообщили наши источники в Офисе генпрокурора, буквально перед публикацией материала, на прошлой неделе генеральный прокурор Ирина Венедиктова своим решением ликвидировала группу прокуроров в деле по ОАСК. Руководителем группы был заместитель генерального прокурора Андрей Любович. Накануне Любович и Венедиктова согласовали вручение подозрений двенадцати фигурантам расследования, в том числе и Павлу Вовку. А Любович в тот же день поставил свою подпись под документом, согласно которому расследование дела Вовка и Ко от СБУ полностью перешло к НАБУ. О чем заявил глава НАБУ Артем Сытник и что необходимо для продолжения наступательного движения НАБУ в деле Вовка. После изменения подследственности необходимым является и изменение группы прокуроров в уголовном производстве.

Учитывая, что руководитель САП, по нашей информации, находится в отпуске, с последующими процессуальными действиями, в том числе и выбором группы прокуроров САП, должна определиться Генеральный прокурор. Потому что только ведомство Холодницкого может курировать НАБУ. А значит и принимать решение относительно обращения в Высший совет правосудия с просьбой об отстранении судей ОАСК, которым предъявлено подозрение. Обычные прокуроры, которых Венедиктова вписала в новую группу, этого делать не могут. Это просто незаконно.

Кроме того, что заместитель генпрокурора Андрей Любович в результате изменения подследственности дела в отношении ОАСК автоматически утратил влияние на ход расследования, Венедиктова кардинально сузила круг полномочий своего заместителя. Напомним, что такой же ход был использован Венедиктовой, когда она выводила за рамки расследования дела Екатерины Гандзюк своего экс-заместителя Виктора Трепака.

Более того, генпрокурор потребовала, чтобы Любович написал заявление об отставке. И это было уже не в первый раз. Несмотря на то, что назначен он был по квоте Коломойского. Однако впоследствии вел себя достаточно независимо. В частности в отношении управления, возглавляемого Сергеем Горбатюком и занимавшегося расследованием дел Майдана. По данным ZN.UA, на сегодня заместитель генерального прокурора Андрей Любович  не собирается писать заявление об отставке.

Так почему все-таки молчит президент и при чем здесь партия Шария?

В пятницу 23 июля в Окружной административный суд города Киева поступил иск с требованием обязать Минюст обратиться в суд по поводу запрета деятельности политической партии «Партия Шария». Не, ну мы же теперь полностью осведомлены, как работает схема.

И мы конечно не будем наивно полагать, что это подарок Зеленскому от главы ОАСК Вовка, в панике цепляющегося за любую возможность задобрить гаранта Конституции (а СН входит в местную избирательную кампанию, серьезно теряя в рейтинге) и спасти свою шкуру.

Как мы уже упоминали, Ермак и Шефир давно со всеми договорились. И с Ахметовым, и с Коломойским, по которым НАБУ ведет дела. И с Джулиани, который мечет молнии в адрес Сытника, тоже договорились. Наивного Зеленского настойчиво и втемную выводят из окопа НАБУ.

И поскольку Зеленский принимает решения только в присутствии этих двух людей, рассчитывать на адекватную оценку происходящего с его стороны вряд ли стоит.

Ну, а это скромное сообщение на официальном сайте ОАСК — ответ его главы Вовка на вполне конкретное предложение окружения Зе. В ходе циничного политического торга. Подрастающего волчонка Шария Банковая собьет силами матерого и признанного очередной новой властью члена стаи? За спиной главного и уже ничего не решающего охотника из «слуг народа».

Масштаб твоего врага демонстрирует твой масштаб. Зеленский его определил, подняв пророссийского блогера до уровня своего главного оппонента и жертвуя в этой войнушке экологией судебной ветви власти.

…Владимир Александрович, а у вас там вообще вода и еда есть? И, да,  вы  держитесь, рассчитывайте силы. Потому что никто вас освобождать не приедет. Все давно договорились. У них — все ОК.

Инна Ведерникова

Источник

Остання Публіцистика

І хто зараз чорт?

Ось і “беззмінний” міністр пішов. Що тепер? Можна впевнено сказати – краще не стане

Нас підтримали

Підтримати альманах "Антидот"