Пролетая над гнездом

08.11.2018

«Это не лучшее правительство в истории Украины, но по крайней мере оно делало все, что могло», – решительно заявил Премьер-министр Арсений Яценюк, объявляя об отставке своей и своего Кабинета. Отставке, в ответ на несогласие депутатов поддержать правительственные инициативы относительно реформирования «Нафтогаза», а также внесения изменений в бюджет.

Случилось сие в конце июля 2014-го года.

«Ах, вам не нравится Кабмин? Вы не готовы работать вместе? Ну и не надо, оставайтесь одни! А я устал и ухожу!» – нападал Арсений Петрович на соратников.

Глава фракции БПП Юрий Луценко, сидя в сессионном зале, лишь усмехался, да отпускал в его адрес колкие шуточки. Некоторые из которых затем не гнушался повторять журналистам.

Разумеется, Рада снятие Яценюка тогда не поддержала. Кроме того, все его условия были выполнены, а сам он получил «иммунитет» от отставки (угроза которой висела над ним будто дамоклов меч) на какое-то время. Доработав Премьером до апреля 2016-го, когда – в следствие плановой кампании АП – он уступил место Владимиру Гройсману. 

В начале ноября 2018-го ситуация повторилась. С точностью до наоборот. Когда о намерении отставки – в свете обстоятельств дела Катерины Гандзюк – заявил уже Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко.

Фото: Макс Требухов

Разумеется, сей шаг не был эмоциональным порывом. Как уже писал LB.ua, накануне вечером в здании под куполом происходило совещание относительно создания ВСК «по делу Гандзюк». Разговор велся на повышенных тонах, и уже тогда Луценко пригрозил нардепам увольнением. Так что вторничные тирады некоторых (акцентирую: не всех – некоторых) представителей коалиции на предмет того, то демарш Генпрокурора стал для них «полной неожиданностью», – фарс. Как минимум.

Опытный игрок, Юрий Витальевич прекрасно понимал, что делает. И, главное, зачем.

В результате, он сумел угрозу превратить в возможность, выжав для себя из ситуации максимум (отставку поддержали «аж» 38 человек).

LB.ua разбирается в сути.

Об угрозах. Ненависть к власти – один из главных трендов украинской действительности. Недовольство работой силовиков – часть его. Можно долго спорить о том, какое из силовых ведомств эффективнее, какое – обязанностями своими манкирует и почему, но сейчас не об этом – тут просто фиксируем факт.

 Если слушать фейсбук, так после каждого громкого происшествия Генеральный прокурор, главы МВД с СБУ, а заодно главы Минобороны и Генштаба (хотя б и просто за компанию) должны маршем топать в отставку. И все бы ничего, вот только происшествий критичного масштаба в последнее время скопилось столько, что вопрос о предметной ответственности (когда отставка может стать лишь первым этапом) как минимум одного из указанных персонажей возникает сам собой. И уже не только у фейсбука.

Фото: Макс Требухов

Луценко это, разумеется, осознавал. Потому и поступил так, как поступил. Спикер Парубий ему мастерски подыграл, поставив заявление главы ГПУ на «рейтинговое голосование». В обход стандартной процедуре: рапорт-обращение просителя к Президенту, представление гаранта в ВР, обсуждение его депутатами и лишь затем – волеизъявление.

То есть, в данном случае, формально голосование вроде как состоялось, но юридических последствий – ввиду несоблюдения процедуры – оно не имеет. При этом определённый «моральный иммунитет» Юрием Витальевичем получен. В самом деле, кому – после этих жалких 38-и – придет в голову вновь (пусть даже уже по всем правилам) поднимать вопрос его смещения? По крайне мере, в ближайшие месяцы. А там уж и до мая – даты, на которую сам Луценко анонсировал полноценную отставку – осталось недолго.

Плюс глава ГПУ получил приятный имиджевый бонус: для людей непосвященных, его инициатива действительно могла выглядеть, как искренний порыв человека, который не держится за власть. Что, безусловно, заслуживает лишь уважения.

О возможностях. Помните, что говорил глава ГПУ, выступая с парламентской трибуны? Указывал на неэффективность ВСК как инструмента расследования – раз. Обвинял отдельных депутатов в желании попиариться и чуть ли не подменить собой следствие – два.

Фото: Макс Требухов

Стоит отметить, относительно ВСК Луценко прав. Увы, украинское законодательство выписано так, что плодотворной ее работа быть попросту не может. Опыт 147-ми ВСК – тому подтверждением (подробнее об этом читайте ТУТ).

Да, нынешний механизм ВСК объективно несовершенен, но – в условиях парламентско-президентской республики (каковой является Украина, о чем все почему-то забывают), он важен. Очень важен. И не к лицу Генпрокурору дополнительно его нивелировать. Если, конечно, ему не требуется индульгенция на предвыборный период. Индульгенция поступать так, как считает нужным – без оглядки на вмешательство депутатов, назойливой общественности и прочих посторонних субъектов.

Ну, а учитывая, что у нас сейчас каждый шаг совершается с учетом выборов, вывод следует очевидный.

И о будущем. Планов вернуться в «большую игру» (собственно, после мая месяца) глава ГПУ не скрывает. Равно как намерения поучаствовать в парламентских. Поучаствовать своими силами, без масштабной (разве что точечной) кооперации с останками БПП (назвать их остатками, пардон, язык не поворачивается).

Зато в союзе с Виталием Кличко, переговоры с которым Юрий Витальевич щедро анонсировал. Правда, Виталий Владимирович (большое интервью с которым вскоре выйдет в рамках проекта KishkiNA), отвечая на прямые тематические вопросы LB.ua, конкретики избегал, но тут и без его комментариев все ясно.

Фото: Макс Требухов

Особенно, если вспомнить, что около года тому – когда такой сценарий в политикуме обсуждался всерьез – именно Юрий Витальевич выступал главным адептом создания новой «партии власти». Не тупого технического слияния БПП с НФ, но формирования качественно нового образования.

В руководители которого активно прочили Виталия Владимировича. Тем более, он давно написал (в соответствии с требованиями закона о госслужбе) заявление о сложении с себя полномочий главы партии «БПП-Солидарность», и хотя съезд его не принял (по той простой причине, что он уже больше двух лет не проводился), формально бумага действительна.

Конечно, когда действующие Генпрокурор и мэр столицы, оба – формальные члены команды Президента, «консультируются», как они «сообразят на двоих» (а может и больше, на троих и далее) на парламентских, со стороны сие выглядит диковато. С другой стороны, а чего стесняться? Это – украинская политика, детка. Тут все давно ко всему привыкли. В том числе, к умению народа прощать и забывать. Многое. Но не все.

 Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua

Источник