“Надоело чувствовать себя терпилами”. Что думают прокуроры о своей жизни при новом законе

30.09.2019

25 сентября – день вступления в силу президентского закона о прокуратуре, можно считать отправной точкой в начале перестройки этого некогда мощного правоохранительного органа. В прокуратуре многие считают эту дату траурной, потому как предупреждены “о возможном увольнении” и снова вынуждены бороться за оставшиеся после сокращений до 10 тысяч места в прокуратурах.

Бывшие коллеги ободряют нынешних в facebook ироничными заметками. “Ребят, не расстраивайтесь публикацией закона. Первое: большинство из вас останется в прокуратуре. Уволенное же меньшинство может утешать себя тем, что его делегат (а может даже и лично уволенный) избрал членом ВРП адвоката Юрия Витальевича и, судя по всему, его (делегата) это тоже не спасёт. Баланс справедливости, так сказать”, – пишет бывший прокурор Приморского района Одессы Александр Кузьменко, одним из первых выигравший суд по люстрации, но в систему так и не вернувшийся.

“Ощущается мандраж”: первыми под нож пойдут работники ГПУ

Согласно новым изменениям в профильный закон все прокуроры и оставшиеся следователи органов прокуратуры должны будут пройти аттестацию. Впервые за всю историю постмайданных реформ преобразования коснутся центрального аппарата Генпрокуратуры и прокуратур областей.

Ведь несмотря на бравады экс-генерального прокурора Юрия Луценко, который любил прихвастнуть будто превратил “генеральный могильник (ГПУ-Авт.) в настоящего адвоката страны и людей”, как раз в ГПУ после Майдана никаких профессиональных конкурсов никто не проходил. Заменили руководителей “хлебных направлений” и на этом кадровые перестановки закончились. Точно также было и в областных прокуратурах.

Кто не хотел проходить тесты в районах, правдами и неправдами перебегали в областные аппараты и в ГПУ. В 2015 году тесты на профпригодность и логику прошли поголовно только все сотрудники местных прокуратур, которых вывели за штат с персональным вручением уведомления об увольнении в связи с ликвидацией районных прокуратур и последующим образованием местных.

Из-за того, что топор аттестации завис над некогда “священной коровой” у многих прокуроров в ГПУ ощущается “мандраж” – ведь среднее и низовое звено на Резницкой всегда было неприкосновенным и сохранилось почти в первозданном виде еще со времен генпрокуроров Медведько – Пшонки.

Как заявили в команде Руслана Рябошапки, планируется, что первыми аттестацию пройдут прокуроры Генеральной прокуратуры, а уже вторая и третья очередь аттестации будет касаться прокуроров региональных и местных прокуратур.

“Цель реформы – новые стандарты работы прокуроров, которые соответствуют ожиданиям общества, бизнеса и инвесторов. Сначала состоится аттестация, и все действующие прокуроры, которые пройдут оценки по критериям профессионализма и добропорядочности, продолжат работать в новых органах прокуратуры. Процесс аттестации должен быть завершен до 1 сентября 2020 года, и аттестованные прокуроры будут работать на основе индивидуального оценивания качества работы”, – заявил генпрокурор Руслан Рябошапка.

Все это нынешние прокуроры уже слышали 4 года назад от грузинских реформаторов. Тогдашний зам генпрокурора Давид Сакварелидзе, не зная ни украинского языка, ни национального законодательства, как фокусник в цирке, гипнотизировал аудитории обывателей заученными фразами вроде “нулевая толерантность к коррупции”.

При этом, как и Рябошапка, Сакварелидзе обещал электронное уголовное производство, так называемые гайд-лайны (набор инструкций) для прокуроров и справедливое распределение нагрузки, но это все так и осталось на уровне рассказов.

На сегодняшний день средняя нагрузка на прокурора местной прокуратуры более 500 уголовных дел и это еще не предел.

Три круга Данте для прокуроров

Согласно новым изменениям в профильный закон аттестация действующих прокуроров должна проходить на основании “Положения о прохождении прокурорами аттестации” и “Положения о кадровых комиссии Офиса Генерального прокурора, областных прокуратур”, которые, как обещают у Рябошапки, уже в ближайшее время будут опубликованы на сайте Генеральной прокуратуры.

Однако состоянием на вечер 26 сентября эти документы на официальном сайте ГП так и не появились, поэтому прокуроры пока остаются в неведении о точном порядке “переэкзаменовки”.

Согласно предстоящей процедуры перезагрузки Офиса генпрокурора –  с 27 сентября по 10 октября этого года работники Генеральной прокуратуры будут подавать заявления о переводе в новые органы и о намерении пройти аттестацию.

Кто не подаст такое заявление (а такие призывы к неповиновению уже звучат в прокурорских сообществах) по закону подлежит увольнению. Не спасет ни больничный, ни отпуск, ни декрет.

Предполагается, что аттестация будет состоять из трех этапов. Однако принципиальная разница между тестированием 2015 года и нынешним – это то, что по результату каждого этапа специальная комиссия будет решать – допустить ли к следующему.

В 2015 году баллы на тестах суммировались за пройденные этапы и был шанс подтянуться по общему баллу. Каковы величины проходных баллов новых испытаний – пока неизвестно. Из кого будут формироваться кадровые комиссии также пока неясно, но обещают каких-то международных экспертов. Если проводить аналогию с тестами в полицию, то там были весьма экзотические заморские члены жюри.

К примеру, представитель канадской королевской конной полиции. В кулуарах ГПУ также много разговоров о том, чтобы обязательно присутствовали для освящения тестов какие-нибудь американские “атторнеи”.

Первый этап – это экзамен в форме анонимного тестирования с использованием компьютерной техники с целью выявления знаний и умений в применении закона, соответствия осуществлять полномочия прокурора.

“Помню при “первом тестировании”, прокуроров районов столицы “нагрузили” предоставить по 10 компьютеров для этой процедуры. Это было похоже на просьбу “дать патроны для своего расстрела”. У меня вопрос, какое тестирование для действующих работников? Они что за несколько лет “отупели”? Где профессиональная гордость и достоинство? Пошлите их … Хотя, извините. Ребята, успехов Вам! Искренне”, – вспоминает в прокурорской группе на facebook бывший прокурор Волынской области Вадим Максимов.

Второй этап будет направлен на оценку общих способностей и навыков на основе анонимного компьютерного тестирования.

О втором этапе на логику у сотрудников прокуратуры, которые его проходили также остались не очень приятные воспоминания:

“У меня чувство дежавю. Проходила в 2015 году – чувства незабываемые, особенно от 2 этапа. Тоже анонимный был. И абсолютно не относящийся к работе в органах прокуратуры. Самое интересное, талент кью (Talent Q – название теста на логику – Ред.) разработан для выявления гениев при поступлении в Гарвард. Так что успешно сдавшие могут пробовать свои силы.Было печально наблюдать, как призеры олимпиад по математике не набирали в этом тесте и 10 баллов. Неожиданно”, – поделилась в профильной группе воспоминания сотрудница одной из местных прокуратур по имени Оксана.

На третьем этапе прокуроры пройдут собеседование с целью выявления соответствия прокурора требованиям профессиональной компетентности, профессиональной этики и добродетели. Для оценки уровня владения практическими умениями и навыками прокурорам также предстоит выполнить письменное практическое задание.

“Убежден, что профессиональные и добропорядочные прокуроры – а их немало – присоединятся к работе обновленной прокуратуры”, – прокомментировал предстоящую переаттестацию Генеральный прокурор Рябошапка.

В то же время действующие сотрудники прокуратуры настроены не столь оптимистично и критикуют прожекты нового шефа на чем свет стоит.

“Так кто нас реформирует? Человек, у которого дети граждане иностранного государства, бизнес за границей, квартиры  дома, земелька, вклады и т.д. Ни дня в прокуратуре. А вот если бы после назначения поездил по местам, пообщался с прокурорским сообществом, вник в суть дел, увидел бы своими глазами “коррупционеров”, которые живут от зарплаты до зарплаты, работают на износ, тогда бы не возникла эта идея реформирования, то есть уничтожения прокуратуры и людей. У всех дети, родители, болезни, проблемы, ведь все обычные люди. Но нет, установка другая. Никому не нужна прокуратура, государственный орган, призванный защищать интересы государства и права наших граждан. Смотрю на них, противно до тошноты. Но не все так просто. Закон бумеранга никто не отменял. Не на всегда эта власть. Все вернётся, так как нельзя так издеваться над людьми”, – пишет в закрытой прокурорской группе сотрудница одной из региональных прокуратур по имени Наталья.

“Нагрузка на прокуроров только вырастет”

Не совсем понятны действующим прокурорам и перспективы работы после проведения тотальной аттестации.

“Смущает, что реформа проводится без четкой и внятной “дорожной карты” и понятных критериев и целей, – пишет в facebook сотрудник одной из местных прокуратур Житомирщины по имени Дмитрий. – Без изменения полномочий прокуратуры, изменения УПК и структуры самого органа (а не просто его переименования), при сокращении кадров – просто увеличится нагрузка на оставшихся сотрудников. Увеличение зарплаты (в местной прокуратуре обещают рост всего в несколько тысяч гривен в сравнении с нынешним заработком – Ред.) тут не повысит эффективность их труда. Посмотрим, что они придумают, но боюсь, бюрократия и палочная система непобедимы. Сильно смущает порядок назначения людей на административные должности (пока нет вообще никаких критериев, кроме образования и формального стажа) и формирования тех же дисциплинарных комиссий (если из прокуроров того же ОГПУ и областных – то это просто лишняя бумажка и лишняя подпись на принимаемых генеральным/областным прокурором решениях). Ну и условия увольнения по этим конкурсам не очень “пляшут” с действующим КзОТ”.

Бывшие прокуроры предлагают устроить бунт

А вот бывшие люстрированные прокуроры вообще призывают коллег к акциям неповиновения новому начальству.

“Добрый вечер уважаемые коллеги, (пока) действующие сотрудники прокуратуры! – написал экс-зам прокурора Николаевской области Денис Андреев в своем facebook. – Сегодня в Вашей жизни наступил знаковый день, день с которого Вы в очередной раз будете доказывать непонятно кому, непонятно за что и непонятно зачем, свою профессиональную, умственную и психическую полноценность.

Одним росчерком пера всех Вас зачислили в негодяи, от которых необходимо очистить систему, и предложили выбор: склонить голову, проглотить и унизиться, или уйти с гордо поднятой головой. Я знаю, что кто-то плюнет на всё и уйдёт, кто на пенсию, кто просто так. Многие переступят через себя и пойдут на конкурсы, экономику в данном случае никто не отменял. Кто-то воспримет эти перемены с энтузиазмом, восприняв это как карьерный трамплин, как сейчас модно говорить – лифт.

Все мы в первую очередь просто люди, со своими проблемами, связями, ответственностью и отношениями и требовать чего-то большего от них я не имею никакого права. Но…..

Вам не надоело чувствовать себя терпилами каких-то жутких экспериментов неучей-проходимцев, гордо именуемых реформаторами, неужели не противно в очередной раз доказывать свою умственную и профессиональную пригодность, переступать через себя вновь и вновь…

Если честно, я не знаю, что Вам посоветовать и от этого ещё хуже.

Единственное, что приходит в голову – такая себе акция гражданского неповиновения, но сам понимаю, что на это мало кто пойдёт. А было бы здорово”.

А вот бывший старший следователь-важняк Галина Климович, расследовавшая отравление Ющенко, считает что в нынешнем кадровом составе никто в ГПУ на бунт не выйдет.

“Прокуратура, принявшая Луценко, ничего из предложенного не сделает. Плакать и жаловаться – удобнее. Ещё и не под своими именами”, – считает Климович.

Сейчас же в ожидании аттестации в системе прокуратуры циркулируют упорные слухи, что в связи с невысоким уровнем зарплаты в новой окружной прокуратуре, внешних кандидатов не заманишь на конкурсы.

Поэтому скорей всего “реформа” будет в основном направлена на вытравливание кадров Луценко, инфильтрованных в организм прокуратуры из милиции на “теплые места”, расстановкой своих креатур на руководящие посты. А для рядовых прокуроров закончится как и в 2015 году небольшой перетасовкой и незначительным сокращением. Так как цифра 15 тысяч в старом законе учитывала всех работников прокуратуры, включая канцелярию, водителей и госслужащих,не имевших статуса прокурора.

Аттестованных работников со статусом прокурора насчитывалось около 11 тысяч, поэтому пугалки крупным кровопусканием кадров все таки останутся “лапшой” для обывателя и тотальных увольнений не предвидится. Но нервы рядовым прокурорам у Рябошапки таки намерены потрепать изрядно: если не тестами, то проверками родственных связей в правоохранительных органах – путем обязательного заполнения соответствующих деклараций и ревизией движимого и недвижимого имущества.

Дмитрий Войко

Источник