Генпрокурор считает журналистов «нышпорками»

07.10.2017

Михаил Ткач, автор расследования программы «Схемы» «Свадьба по-прокурорски» (эфир от 22 сентября) прокомментировал выступление генпрокурора, в котором Юрий Луценко проявил неуважение к свободе слова в Украине, назвав журналистов «нышпорками» и «папарацци».

В материале “Свадьба по-прокурорски” журналисты зафиксировали, как служебные автомобили Генеральной прокуратуры используются для обслуживания свадьбы старшего сына генпрокурора Александра.

К примеру, зарегистрированный на Генпрокуратуру микроавтобус пребывал на закрытой территории, где происходила свадебная вечеринка, служил складом подарков молодоженов, а работники СБУ работали грузчиками, загружая туда эти подарки.

Другой ведомственный автомобиль ГПУ – Toyota Camry – использовался для перемещений Юлии Джулай, визажиста невесты.

Журналисты сделали публичный запрос на странице Юрия Луценко с просьбой прокомментировать, что это за женщина и почему ее перевозит служебный автомобиль ГПУ. Юрий Луценко на этот вопрос не ответил. Тогда журналистами был отправлен запрос в Генеральную прокуратуру, почему ведомственные автомобили обслуживают свадьбу прокурорского сына. И получили ответ, что присутствие служебных автомобилей на свадьбе сына Юрия Луценко никоим образом не свидетельствует об их использовании в частных целях, а обусловлено необходимостью обеспечения государственной охраны генерального прокурора и членов его семьи.

Но очевидно, что визажист Юлия не относится к членам семьи генпрокурора, и сама не является генпрокурором, поэтому эти два факта имеют все признаки использования служебного положения Юрием Луценко.

В день эфира этой программы «Схемы» Луценко ответил на вопрос одного из журналистов об использовании служебного положения, что он имеет право пригласить на свадьбу сына своих друзей и насладится 5-часовым счастьем.

Но кроме вышеизложенных фактов, во время съемки программы сотрудники СБУ всячески пытались воспрепятствовать съемке, вначале дав заведомо ложную информацию о том, что это государственное мероприятие. Затем сотрудники СБУ совершили нападение на журналистов съемочной группы, Михаила Ткача и оператора Бориса Троценко. В результате этого нападения оператор получил сотрясение мозга и повреждение руки. Журналисты вызвали полицию и написали заявление, но уголовное производство было открыто не сразу, а только после того, как дело приобрело публичный характер.

На следующее утро после нападения Михаилу Ткачу позвонил глава Управления государственной охраны Валерий Гелетей и извинился за действия своих подчиненных. Он признал, что судя по информации, которая у него есть, имели место нарушения со стороны сотрудников СБУ. Было инициировано служебное расследование по факту нападения на журналистов. Михаил Ткач и оператор Борис Троценко были приглашены на встречу, чтобы предоставить свою версию событий. Но за время встречи журналистам не дали возможность рассказать о том, как все происходило. Зато объявили результаты служебного расследования, которое было проведено за три дня. В результате этого расследования нарушителями оказались журналисты, которые якобы нарушили режимную зону. Но на самом деле, не было никаких предупреждающих знаков, либо заборов.

Что касается самого генпрокурора, он на протяжении длительного времени, почти двух недель, никак не реагировал на этот материал. И только 1 октября в эфире «ТСН.Тиждень» (итоговый выпуск программы на телеканале 1+1), когда ведущая Алла Мазур спросила генпрокурора о данном инциденте, тот ответил, что на праздновании свадьбы его сына находились десять высокопоставленных лиц, четверо из которых подлежат круглосуточной государственной охране. УГО имеет право обозначать периметр действия охраны этих лиц.

По словам генпрокурора, он очень сожалеет, что журналисты иногда превращаются в неких «нышпорок». И если бы они обратились сначала к нему, он бы их пригласил на свадьбу и даже угостил бы. Но Юрию Луценко не понравилось, что журналисты снимали «из кустов» то, кто заходит, а кто выходит. Он считает, что они вели себя как папарацци. С другой стороны, сказал Луценко, он сожалеет, что сотрудники УГО не смогли найти баланс. И состоялся физический контакт с журналистами. На данный момент, по словам генпрокурора, УГО проводит служебную проверку, и в случае установления факта нарушения законодательства виновные будут привлечены к ответственности.

По словам Михаила Ткача, данное интервью показывает: одно высокопоставленное должностное лицо, не найдя времени за две недели объяснить, почему во время частного события использовались служебные автомобили для перевозки визажиста невесты и подарков молодоженов, в своем выступлении на телевидении обвиняет журналистов. Хотя съемочная группа снимала открыто, не прячась, предъявляла удостоверения всем сотрудникам охраны.

Михаил Ткач считает, что генпрокурор на государственном уровне проявил неуважение к журналистам и их работе, назвав их «нышпорками». Вместо этого генпрокурору следовало бы проявлять больше уважения к свободе слова, вовремя отвечать на запросы и публичные вопросы журналистов. А должность генерального прокурора ни в коей мере не дает право использовать ведомственные авто для того, чтобы его сын хорошо отпраздновал свою свадьбу.

Понесет ли наказание Юрий Луценко за то, использовал свое служебное положение в личных целях? Почему на должности генпрокурора находится человек без юридического образования, который получил эту должность благодаря поддержке Петра Порошенко и его окружению?

Михаил Ткач, журналист программы “Схемы”

Источник