ГБР: как создавали правоохранительного Голема

08.11.2018

Директор ГБР Роман Труба сделал все возможное, чтобы не запомниться с положительной стороны.

Почти год назад внешняя комиссия по отбору руководящего состава Государственного бюро расследований избрала директора этого органа правопорядка и двух его заместителей. 

Баланс сил был установлен между представителями “Народного фронта” и “Блока Петра Порошенко”. Казалось, такая конструкция позволит запустить ГБР вполне функционально и максимально оперативно. Между тем имплементация запланированного, мягко говоря, подводит. Трое руководителей бюро не могут распределить между собой обязанности, прежде всего из-за нежелания директора ГБР Романа Трубы делиться властью со своими заместителями — Ольгой Варченко и Александром Буряком.

По летним обещаниям руководителя бюро, этот орган правопорядка должны были запустить еще в сентябре 2018 г. Сейчас уже начало ноября, но ни одного следователя в центральный аппарат и территориальные управления не назначили. Напомним, конкурсная комиссия №1, которую я возглавляю, выбрала следователей еще в конце июля. Наши коллеги — конкурсная комиссия №2 — свою часть работы также завершили. Как указали источники в бюро, уже 1 и 17 ноября директор ГБР должен был подписать приказы о назначении следователей.

На этот раз расскажем даже не об очередных срывах дедлайнов в запуске сверхмощного органа правопорядка. В рамках попыток установления контроля над Бюро, наконец вскрылись подковерные дебаты между сторонами, о которых мы неоднократно писали. В предыдущей статье речь шла о двух моментах, которые могут помешать директору ГБР Роману Трубе в дальнейшем руководить Бюро. Первый касается повторного рассмотрения люстрационного дела, под которое потенциально может попасть руководитель ГБР. Второй — судебного иска народного депутата Юрия Македона, который фактически подает жалобу на право Романа Трубы управлять органом правопорядка.

Именно в контексте последнего на полосах многих интернет-изданий прошла информация, что за этим иском стоит сверхвлиятельный народный депутат из окружения президента Александр Грановский. Последний едва ли не впервые публично отреагировал, указав на своей странице в Facebook, что вероятным заказчиком этого “информационного недержания”, возможно, был сам Роман Труба. Тем не менее член фракции БПП не может в это поверить, поскольку считает авторами этой хитрой комбинации силы более коварные. Дальше Грановский в деталях разбирает несколько важных моментов, которые могут помешать директору ГБР в дальнейшем возглавлять бюро. Среди них — люстрационное дело по поводу преследования активиста Евромайдана Андрея Шевцива и уголовное производство по факту получения неправомерной выгоды на сумму 5 тыс. долл. за незаконную передачу копий документов, в котором Труба находится в статусе свидетеля. Кроме этого, нардеп прямо намекает, что Роман Труба не назначил 27 кандидатов на руководящие должности среднего звена, так как среди них нет людей директора ГБР, а также рассказывает, что от Трубы к нему (Грановскому) приезжал гонец и пытался уладить конфликт. Но этому послу доброй воли было отказано в какой-либо коммуникации.

Ни одна из упомянутых историй не стала для читателей ZN.UA новостью. В предыдущих текстах неоднократно детализированно излагались не только позиции противоположных сторон, но приводилась вся документация. Здесь нужно сделать лишь единственное уточнение. Неназначение Романом Трубой 27 кандидатовдействительно имело целью выторговать себе пять-семь должностей, которые распределили без учета его интересов. Со временем, после актуализации иска и уголовного производства, Труба был уже готов согласиться на одну-две должности. Именно поэтому, как отмечают источники, из стана директора бюро послали переговорщика к Грановскому с целью уладить конфликт. Однако последний отказался вести какие-либо переговоры. Более того, Роман Труба своей неспособностью своевременно и функционально запустить ГБР раздразнил своих политических патронов (нардепа Сергея Пашинского и секретаря СНБО Александра Турчинова), даже между старыми союзниками (нардепом Глебом Загорием, который просил генпрокурора Юрия Луценко помочь директору ГБР) теперь возникли некоторые недоразумения. Один из упомянутых политических персонажей в комментариях для СМИ даже заявил, что предварительно просил Романа Трубу в ближайшие несколько лет не играть в грязные игры. Директор ГБР не прислушался, как следствие, по словам депутата, экс-прокурор из Львовщины поедет на малую родину “работать охранником в супермаркет”.

В общем, эта ситуация напомнила одну старинную легенду о глиняном Големе, которого создал раввин Лев в Праге в XVI в. для защиты евреев от антисемитских движений. Слепив человека из глины, раввин вложил в уста Голема шем (тайное имя Бог, написанное на пергаменте) и вдохнул в монстра жизнь. Так был создан Йозеф Голем, который стал надеждой и оружием против преступников-антисемитов. Дома раввин Лев рассказал, что встретил немого незнакомца на улице, и что будет жить он в синагоге. А также Лев строго запретил всем использовать Йозефа Голема в личных целях (политические амбиции “Народного фронта” и БПП).

Позже случилось непревиденное: в день примирения в 1587 г. глава еврейской общины уронил Тору, когда клал ее в шкатулку. Такой случай издавна были плохим знаком, поэтому раввин во сне спросил, что этот случай означает. Однако ответ получил лишь в виде отдельных букв, а расшифровать загадку поручил Голему. Тот сразу нашел значение в одном из молитвенников, которое звучало так: “не возжелай жены ближнего своего” (неназначение 27 кандидатов). Теперь Лев знал, что глава общины был во внебрачной связи с замужней женщиной (перекрестные политические договоренности). Тогда же главный раввин не только спокойно поговорил с главой общины, но и разорвал брак той женщины, чтобы они были счастливы вместе.

Однажды на шабат Голем, не получив задания от своего творца — ведь обычно Лев советовал Йозефу просто стоять на посту и быть осторожным, — не на шутку разошелся. Голем начал бегать по Праге, как бешеный, разрушая все вокруг и пугая обывателей. Жители Праги убегали от глиняного монстра с криками: “Голем сошел с ума!”. В конце концов, новость долетела и до раввина Льва, который молился в Староновой синагоге. Он вышел на улицу и закричал в пустоту: “Йозеф, остановись!” (пост Грановского в Facebook). Мещане заметили, что Голем сразу остановился, укротив силу своей дикости. Позже Лев нашел глиняного человека и приказал ему идти отдыхать. После этого случая он и окружение ни разу не допускали, чтобы Голем оставался без задания.

Спустя некоторое время раввин Лев решил уничтожить Голема, поскольку тот выполнил поставленные задачи. В этом процессе участвовали те же люди, что и в создании монстра. Йозеф снова стал куском глины, чем и был до этого. Застывшего Голема на чердаке Староновой синагоги просто прикрыли обрывками книг и других вещей.

В конце концов, Голем не стал героем, на которого надеялась вся еврейская община Праги. Он запомнился лишь выполнением поставленных целей и бесноватым поведением, когда временно остался без надзора творца. Именно эта история приходит в голову, когда наблюдаешь за созданием и запуском Государственного бюро расследований. Руководство органа правопорядка, который призван бороться со злоупотреблениями высоких должностных лиц, военными преступлениями и быть неким противовесом (в законном русле) Специализированной антикоррупционной прокуратуре и Национальному антикоррупционному бюро, занимается чем угодно, только не оперативным его запуском. Более того, Роман Труба персонально просил представителей Совета Европы поддержать становление бюро. Они, в свою очередь, выступили за запуск ГБР без задержек. И теперь, ровно через год, директор органа правопорядка, вместо того чтобы быстро запустить бюро, идет на трехнедельный отдых.

Директор ГБР Роман Труба сделал все возможное, чтобы не запомниться с положительной стороны. Перекрестные взаимоисключающие политические договорняки, попытки добиться аудиенции на Банковой и встретиться с министром внутренних дел Аваковым, засылание гонцов к соратнику президента Александру Грановскому, целенаправленное нарушение действующего закона — это то, к чему мы пришли ровно через год после избрания руководства бюро. Интересно одно — когда творцы правоохранительного Голема решат, что он больше не нужен.

Александр Леменов

Источник