НОВИНИ

22.06.2018

21.06.2018

20.06.2018

РУБРИКАТОР

Нардеп Залищук жалуется на прокуратуру: обыскали жилье брата и разгласили информацию

Вместо привлечения к ответственности реальных преступников Генеральная прокуратура Украины использует свои полномочия для борьбы со своими оппонентами.

Об этом на странице в Facebook написала народный депутат из фракции “Блок Петра Порошенко” Светлана Залищук. Приводим ее текст полностью.

“Генпрокуратура подтверждает свой статус учреждения “по вызову”. К большому сожалению.

1. Обыски в моей семье таки провели. Но по месту жительства брата, а не в доме, где живет отец, как заявила прокуратура. Самый большой вопрос вызывает тот факт, что прокуратура забрала вещи, документы, средства связи моего брата, которые не имеют никакого отношения к работе моего отца.

2. Очень показательно, что некоторые документы моего брата, которые забрали прокуроры при обыске, слили некоторым фейсбучным ботам. В частности, старое разрешение на работу в России, очевидно, который должен его дискредитировать. Более того, следователь дает комментарий медиа, что это “характеризует” семью.

Уважаемый Генеральный прокурор, если кого-то работа/бизнес в России и дискредитирует, то точно не мою семью. Это больше касается вашего шефа на Банковой.

Мой брат возглавлял украинскую компанию, которая работала в России, он согласился на эту работу до Майдана. И когда Россия вторглась в Крым и Донбасс, он в течение некоторого времени передал дела, и вернулся в Украину. Именно по гражданским соображениям. В России никаким имуществом или бизнесом там ни брат, ни другие члены моей семьи не владеют.

Ваши комментарии дискредитируют ваше расследование и показывают истинную цель ваших обысков. Вам важно не расследовать, а “характеризовать”. Вы делаете из расследованию пиар-кампанию.

3. В результате обысков: испорченные входные двери, перевернутая квартира, множество изъятых личных вещей брата, которые не имеют никакого отношения к работе кого-либо из моих родственников, исчезли деньги, которые не отражены в протоколе обыска.

Невольно возникает вопрос, зачем вообще нужен Уголовно-процессуальный кодекс Украины? Так, согласно ст. 236 УПК Украины, “следователь, прокурор применяет соответствующие меры для обеспечения присутствия при проведении обыска лиц, чьи права и законные интересы могут быть ограничены или нарушены”.

На момент проведения обыска брат был официально зарегистрирован по этому адресу и регулярно проживал там, работает в городе Киеве, имеет средства связи. На самом деле, ничто не мешало следователю сообщить ему о том, что прямо сейчас в его жилище будут проводиться следственные действия – тогда не пришлось бы срезать петли с входной двери.

Брат, находясь на момент обыска в квартире, мог бы дать объясненияотносительно личных вещей, которые по неизвестным причинам, вызвали такой интерес у следствия, хотя на мой взгляд, они не имеют никакого отношения к предмету уголовного производства, в рамках которого был проведен обыск.

В ближайшее время адвокат брата планирует связаться со следователем, чтобы выяснить, в чем суть претензий Главной военной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины к нему.

4. Используя некоторые слитые документы, одна генпрокурорская шавка распространяет ложную информацию в Фейсбуке. Я хочу заявить о некоторых принципиальных вещах.

– я владею только задекларированным имуществом, имущество моих родственников не имеет ко мне отношения;

– ни я, ни мои родные не владеют каким-либо имуществом или бизнесом в России;

– мой отец и брат работали в бизнесе и не имели никакого отношений к власти, общественной или даже журналистской работе. Их имущество приобретено с заработка, полученного в бизнесе.

За последние три года наше общество и мир стали свидетелями, как Генпрокуратура сливает одно за другим крупные коррупционные дела. Напомню вам лишь о позавчерашнем оправдательном решении Евросуда по Лукаш. Вместо привлечения к ответственности реальных преступников Генпрокуратура использует свои полномочия для борьбы со своими оппонентами”.

 Источник