Закон для зэка

0Украинское правовое поле переживало всякое, но чтобы принимать закон для осуждения одного человека, — впервые. Верховная Рада в четверг, 16 марта, проголосовала закон о заочном осуждении. Единственный веский аргумент в пользу этого нормативного акта, — только так реально осудить Виктора Януковича. В пылу победы и сторонники, и противники упустили нюансы. Вроде бы документ тщательно очищен от возможных огрехов. Но, как всегда, что-то осталось.

Философия права

 Генеральный прокурор Юрий Луценко, представляя на всех площадках данный проект, нажимал именно на необходимость осуждения Виктора Януковича без возможности последнего обжаловать решение украинских судов в ЕСПЧ. В последние недели акценты сместились, и Генпрокурор утверждает, что закон в части уголовного производства будет действовать исключительно до начала работы Госбюро расследований (ГБР).

Если абстрагироваться от конкретного законопроекта, получается нелицеприятный вывод: вся мощь украинского правового поля, тонны законов и подзаконных актов не в силах обеспечить безусловное осуждение виновного. Независимо от того, кто обвиняется, президент или бомж. Таким образом, практически доказывается, что «врагам – закон». В украинских реалиях, вместо врагов справедливо поставить людей неимущих, малообеспеченных или не обладающих достаточными капиталами, чтобы откупиться от суда и следствия.

Законодательно в Украине не был предусмотрен случай бегства президента или нарушения им законов Украины. В то же время, наше правовое поле, получается, не содержит никаких сдерживающих норм для высших должностных лиц, чтобы те не нарушали закон.

Отсюда парадоксальный вывод: поправки в УПК о заочном осуждении необходимо было принять. Если сопоставить их с проектом президента о гражданстве, власть отращивает «длинные руки», чтобы достать и покарать всех тех, кто, возможно, улизнул от наказания. Опять же, из всего этого следует еще одно заключение: закон Януковича на самом деле направлен на только и не столько на Януковича, сколько на всех тех, кого обычной процедурой не привлечь к ответственности.

Потенциально уголовники

Прежде всего, на кого распространяются новые положения Уголовно-процессуального кодекса. Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко утверждает, что на коррупционеров, да и то лишь на особо злостных. Но в самих поправках таких оговорок нет. УПК распространяется на всех без исключения граждан Украины. Значит, ограничения следует искать в тексте закона и относятся они к квалификации действий. Таким образом, формально заочное осуждение распространяется на всех нас. И если Юрий Луценко обозначает круг тех, кто подпадает под действие закона, это может означать, что именно на них сосредоточит свое внимание Генпрокуратура. Но если, допустим, у нас будет другой Генпрокурор, он получает в руки отличную дубину немалой убойной силы.

Без меня меня судили

 Как только президент подпишет закон (полагаю, это произойдет быстро), любой подозреваемый в уголовно наказуемом деянии может быть осужден заочно. В законе есть оговорки, что лишь в том случае, если следствие не сможет установить место пребывания подозреваемого или если тот пребывает за пределами Украины без уважительных причин. Депутаты во время обсуждения в зале обращали внимание, что определение уважительных причин нечеткое, размытое, что дает основания следователям для злоупотреблений.

Если подозреваемый без уважительной причины не явится на вызов следователя или прокурора, его могут объявить в розыск. И, поскольку следователь определяет уважительность причины неявки, здесь также есть возможность для манипуляций.

Не менее спорная норма – исключение сроков ознакомления с материалами дела из сроков следствия. Эта мера, как полагают сторонники, позволит пресечь злоупотребление неограниченностью сроков ознакомления стороной защиты. Критики закона отмечают, что исключение сроков ознакомления даст следователям рычаги давления на подозреваемых, особенно, если к ним применяется предупредительная мера – арест.

Послабление за деловитость

 За сделку со следствием (с прокурором) предусмотреон смягчение или снятие ответственности. Но если ранее это касалось мелких преступлений, то сейчас распространяется на все. Исключительно благодаря наблюдательности народных депутатов удалось изъять из закона определение «террористическая организация», члены которой, без бдительных парламентариев, могли бы также заключать сделки со следствием. Генеральный прокурор предложил вообще по всему тексту изъять словосочетание «террористические организации». От греха подальше.

Драконовские нормы остались за бортом…

 В результате кропотливого спора депутатов, ГПУ и общественных организаций удалось добиться изъятия из закона на стадии проекта наиболее одиозных норм. Это повестка через СМИ, продление срока содержания лица под стражей на этапе следствия до 18 месяцев и неограниченный срок работы следователей ГПУ. По последней позиции, в зале проголосовали поправку 77 народного депутата Сергея Мищенко, где были определены срок создание ГБР (которое забирает функцию следствия у Генпрокуратуры») до 31 декабря 2017 года, а срок ведения Генпрокуратурой начатых дел, — до 15 апреля 2018 года.

 …а «дракончики» спрятались в деталях

В законе зафиксирована возможность корректировать сроки следствия путем объединения и поглощения сроков уголовных производств, а также исчисления сроков для ознакомления с материалами дела. Последний момент особо опасен, поскольку создает предпосылки для непрямого давления на защиту.

Честным нечего бояться?

Генеральный прокурор Юрий Луценко в комментарии журналистам в радостный для него день 16 марта заявил, что опасаться нового закона нет смысла, поскольку «по нему могут быть осуждены лишь те, кто украл миллиарды, кто убил людей, кто предал государство и совершил другие особо тяжкие преступления и не менее 6 месяцев скрывается за границей». Таким образом, по его мнению, под действие закона подпадает, прежде всего, преступная элита, сообщает страница ГПУ. В случае провала голосования, уточнил Генеральный прокурор, более 800 дел заочного осуждения были бы закрыты, а те, что уже поданы в суд, не были бы судами рассмотрены. А так – все продолжается, в том числе, и дело Януковича, которое 14 марта ушло в суд.

Коварство ситуации с поправками в УПК о заочном осуждении в том, что мы обсуждаем проголосованные варианты, а вступит в действие тот текст, кторый будет подписан президентом Украины и опубликован. С учетом того, что правки вносились буквально с голоса, и прецедентов, когда опубликованный текст закона отличался от проголосованного, оценка нового закона оттягивается во времени. Любая пауза приведет к затуханию эмоций, тем более, документ очень специфический. И как он будет работать, станет известно, в лучшем случае, через несколько месяцев.

Источник/